За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Тоже бизнес

Человек и теплоход

— Масса долгов и целый год без дохода — при открытии бизнеса на меня смотрели, как на умалишенного, — Александр Васенин, директор «Вятской речной судоходной компании»

Без прогулочного флота

— В советские времена по Вятке в районе областного центра плавали 2 теплохода. Точно помню, один из них двухпалубный, красивый, назывался «Москва». Я тогда работал командиром бригады на земснаряде — судне технического флота для дноуглубительных работ. Смотрел, как летом на борту теплохода отмечали профессиональные праздники. А в первые осенние деньки катали пионеров.

Но скоро пассажирские перевозки по Вятке прекратились, теплоходы продали в другие города. Около 5 лет в нашем городе не было прогулочного флота.

Судно не стареет

Все это время во мне жила мечта стать капитаном. В 2006 году решился: купил паром, который стоял в деревне Гольцы Орловского района. На нем перевозили скот. За годы простоя паром изрядно проржавел, поэтому достался мне по цене металлолома. Но я не думал, что придется вложить в реконструкцию около 1,5 миллиона рублей.

Судно не может быть старым — каждые 5 лет делают его слипование: ставят на подъемники на ремонтных заводах и с помощью специальных приборов проверяют толщину железа. Износилось — меняют, и можно работать дальше. Если же сделать капитальный ремонт двигателя — теплоход будет как новенький.

Мой оказался жизнеспособным, но очень запущенным. Поэтому мало кто поддерживал начинание: целый год я не приносил домой зарплату, жена хотела развестись. И только младший сын был уверен в успехе...

Отбили все долги

Чтобы выйти в навигацию, получили согласование от нескольких надзорных органов. Сложнее всего было добиться «добра» от речного регистра, санитарной и судоходной инспекций — проверки намного дотошнее, чем любого сухопутного бизнеса. Преодолев все «подводные камни», в июне 2007 года наша «Кировчанка» с триумфом вышла в плавание.

В первую же прогулку мы не смогли вместить на борту всех желающих, на берегу выстроилась целая очередь в ожидании следующих рейсов. До середины октября заработали столько, что удалось отдать все долги и выйти в прибыль. Билет стоил 150 рублей днем (на 1,5 часа) и 200 рублей вечером (на 3 часа). Любопытно, что цены не изменились до сих пор! В день делаем по 4-5 рейсов, берем на борт 100-150 пассажиров.


Заработки обещает Френкель

Наш план на каждое лето — заработать столько денег, чтобы их хватило на весь год. Потому что сезон длится всего лишь несколько месяцев, все остальное время ведем ремонтные работы. Кроме этого, прогулочный бизнес напрямую зависит от погоды: кому захочется путешествовать под ливнем... В начале навигации обязательно сверяемся с метеорологическими службами.

В прошлом году были дожди — заработать удалось меньше, чем хотели. В хороший сезон «Кировчанка» может приносить прибыль до миллиона рублей. Хорошо, что это лето нам обещают теплое и солнечное.

Почему морякам легче

Команда теплохода — 15 человек: 2 капитана, 3 моториста, ди-джей, 2 буфетчицы, уборщица. Остальные 6 человек — охрана, способная удержать разгоряченных пассажиров, пожелавших нырнуть прямо с борта.

Капитаны — самая почетная и ответственная должность. Учиться по этой специальности надо минимум 7 лет: сначала в речном техникуме, затем — в академии речного флота.

На морских суднах работать легче — глубина воды под ними значительная. На реке свои особенности — дно и русло постоянно меняются. Уже через месяц можно не пройти по старому маршруту. Поэтому капитан должен уметь читать рисунок воды: зарябила поверхность — значит, мелко, нужно лавировать.

Проверять — так проверять

Безопасность на воде — особая тема. Помните «Булгарию»? Когда случилась трагедия, мой бизнес чуть не рухнул. «Кировчанку», как и все суда России, стали проверять разные инстанции от прокуратуры до речной полиции. А это значит — простой, потеря времени и денег. Я не против проверок, я против «кампанейщины»: если держать контроль, то все время, а не только после происшествий.

На борту моего судна 150 сертифицированных спасательных жилетов. Каждый из них оборудован лампочкой и свистком, ежегодно проверяется и получает специальную метку. К жилетам прилагаются около двух десятков спасательных кругов и две лодки на четыре человека каждая.

В бортовой книге «Наставление по борьбе за живучесть судна» есть правила для членов экипажа на случай тревоги: «пожар», «человек за бортом», «пробоина» — каждый знает свое дело. Кроме того, теплоход состоит из 5 секций: если в одной случится пробоина и она наполнится водой, остальные герметично закрыты, судно не утонет. Да и негде на Вятке такому приключиться — даже самые глубокие места вряд ли превысят палубу.


Кто не рискует...

Каждый год я совершенствую теплоход, как художник дорисовывает свое полотно. Сначала на нижней палубе был буфет, потом поставили барную стойку. На верхней разместили столики, скамейки, в прошлом году и ее сделали закрытой из-за дождей.

Сейчас в планах — превратить «Кировчанку» в настоящий ночной клуб на воде. Вечером теплоход будет отчаливать от пристани, следовать своим курсом и в какое-то время останавливаться на середине реки. Всех гостей, которые не успели к причалу, подвезут на лодках — романтика! Знаю, что могут возникнуть трудности, появятся как сторонники, так и противники идеи. Но я привык рисковать.

Круче Булычева

У вятского пароходства глубокие корни: наши земляки Булычев и Тырышкин были настолько сильны в конце XIX века, что строили свой бизнес в Нижнем Новгороде, а рязанские пароходовладельцы даже деньгами откупались, чтобы вятские суда не плавали по Волге — боялись конкуренции.

У Булычева было 8 пароходов и несколько барж. Живи он в наше время, посоперничали бы. У меня сейчас 11 теплоходов, буксиры, одна баржа и два портовых крана. Есть мечта — купить большой двух-трехпалубный прогулочный лайнер вроде «Василия Чапаева». В период разлива отправлялся бы в Казань, Нижний Новгород и дальше.

Сейчас я появляюсь на судне обычно инкогнито: наблюдаю со стороны. Капитаном теплохода так и не стал, не надел фуражку и белую форменную рубашку. Я рулевой собственного бизнеса, и моя цель — сохранить традиции вятских речников.

Цена прогулочного флота:

Паром — от 180 тыс. руб.

Ремонт — 1,5 млн. руб.

Зарплата капитана — 30 тыс. руб.

Зарплата ди-джея — 9 тыс. руб.

Дизтопливо на сезон — 8 тонн (31 рубль за литр)

Стоимость билета — 150-200 руб.


Комментарии

Nasty
Анастасия Русских 20 Июн 2013 в 09:28 #1
сложный бизнес, но очень нужный городу и реке
comments powered by HyperComments