За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Тоже бизнес

Где медом намазано

— Мы могли бы создать бренд вятского меда, но пока от нас отмахиваются, как от мух, — Василий Черных и Александр Сапожников, пчеловоды

Все началось с двух ульев

Василий: — Я пришел в пчеловодство нерадостным путем. В середине 80-х годов после работы в Кирово-Чепецке на свалке химотходов у меня отказали ноги. Обследовался в Нижнем Новгороде, но медики только руками разводили. Представьте, каково бывшему танцору с 5 дипломами всероссийских конкурсов в 40 лет зависеть от костылей...

Один из моих учеников был пчеловодом и однажды он специально пригласил к себе на пасеку. Удивительно, но, прожив там всего 3 дня, посажав на больные места пчел, постепенно я стал вставать на ноги. А получив в подарок 2 улья, и сам увлекся пчеловодством.

Александр: — Моя история тоже началась с двух ульев: в 1986 году я взял пчел, потому что мед очень любил. Но первую пасеку сожрал клещ: паразитируя на пчеле, он высасывает из нее всю кровь. Тогда я еще не знал всех биологических тонкостей. Кстати, в пчеловодстве до сих пор основная часть знаний передается «дедовским способом» — из уст в уста. Да, есть специальность в сельхозакадемии, но для молодежи это непопулярная профессия. Отсюда и главная проблема, что средний возраст пасечников — 65 лет.

Забор спасет от суда

Василий: — Первое, чему учат — определиться с местом для пасеки. Самые выгодные в нашей области — южные районы, вплоть до Суны. Там медосбор в день достигает до 6 кг с иван-чая, до 10 кг с липы в каждом улье. В северных районах нектара меньше почти в 3 раза. Наполняемость эту отслеживают по контрольному улью, который всегда стоит на весах.

Продуктивно пчелы работают в радиусе 2 км. Дикорастущих медоносов на этой площади с успехом хватит на 30 ульев. Если пчел больше, пчеловод должен стать еще и сеятелем, чтобы увеличить вокруг количество цветущих растений.

Самая же главная сложность — соседи: судебные дела по пчелоужалениям бывают очень часто. Выход — поставить вокруг пасеки забор более 2 метров, пчел он, конечно, не остановит, но ваши соседи будут в безопасности.

И у пчел есть характер

Александр: — Многое зависити от породы пчел. Мы держим и северных, и «карпаток». Первые ужасно злые: не подпускают не только в свой улей, но и соседние охраняют. Прокусывают даже сквозь одежду. Вот и приходится полностью экипироваться: специальный костюм с сеткой, перчатки, сапоги — все это стоит около 3 тысяч рублей. В жару с пчеловода не то что 7, а все 77 потов сойдут.

«Карпатка» — более лояльная пчела, с ней хоть фотосессию проводи: позволит и в улей влезть, и рамку достать. Единственный минус — продолжительные зимы она не переносит.

Василий: — Северные пчелы ценятся больше и стоят до 10 тысяч рублей за семью. Карпатские — в 2 раза дешевле. Профессиональные пасеки насчитывают от 60 до 200 ульев. Вот и посчитайте, какие нужны первоначальные вложения только на одних пчел.


Бизнес на размножении

Василий: — С другой стороны, размножение их — тоже идея для бизнеса. Но чтобы разводить пчел естественным делением, необходима большая кормовая база, племенная пасека под 200 семей и ежедневный контроль, чтобы вовремя поймать отделившийся рой и посадить его в новый улей. В Кировской области таким разведением мало кто занимается.

Александр: — Я выбрал другой вариант — искусственное осеменение, купил специальный станок немецкого производства за 80 тысяч рублей. Надеюсь вывести добрых, работящих пчел, менее подверженных болезням. Но этот бизнес не стабилен: в прошлом году продал до 50 семей, в этом же пчелы хорошо перезимовали, спроса почти не было.

На что надеется пчеловод

Александр: — Параллельно занялся производством ульев по современной технологии из пенополиуретана. В России есть еще 3 таких производителя: в Ярославле, Тольятти и Санкт-Петербурге, их цена — 14 тысяч рублей за улей, я же готов продавать в 3 раза дешевле.

Но о прибыли пока говорить рано: вложить пришлось 200 тысяч — на генератор, на сырье. А сделал пока лишь 20 ульев, в основном для себя. Покупают их тяжело, наши пчеловоды привыкли работать по старинке — с деревом, психологию сложно переломить.

Василий: — И все же главное, на что надеется пчеловод — это мед. Во времена наших дедов все крупные пасеки были при монастырях, именно монахи давали «добро» на сбор урожая, обычно 14 августа, с началом Медового спаса. К этому времени мед успевает созреть: отдать лишнюю влагу и насытиться ферментами. О готовности говорит полностью запечатанная рамка — пчелы сами создают на ней тонкую пленку.

Сейчас же есть обычай качать мед, если рамки закрыты всего на 2/3. Поэтому современный мед уже не такой густой, как в старые времена.

Несезонный бизнес

Александр: Кто-то называет наш бизнес сезонным, но это только по сбору урожая и выручке. Активно трудиться мы начинаем в марте, когда выставляем все ульи из зимовника на улицу. Тогда наш рабочий день длится с восхода солнца и до заката. Работы невпроворот: за каждой семьей следить, рамки налаживать, улья расширять, в нелетную погоду подкармливать пчел, поить их. Вовремя мед качать.

Но и зимой занятия находятся: ульи ремонтировать, воск топить, следить за температурой и влажностью в пчелохранилище. А главное – продавать мед.

Василий: Хозяин большой пасеки за сезон может выкачать не одну тонну меда. Средняя цена сейчас — 300 рублей за килограмм. Но сбыть его не так-то просто. С моими 30 ульями хватает и личных связей: все забирают из дома. При более крупных сборах многие вынуждены ехать за пределы области, в основном на север. Не потому, что в Кирове нет спроса, просто организация продаж у нас очень низкая и административных барьеров много.

Кому нужен сертификат?

Василий: — Собрав урожай, пчеловод обязан пройти анализ меда по ГОСТу. Раньше лаборатории были в каждом районе, с этого года оставили одну — в Кирове. Сейчас мы должны весь свой урожай привезти в город, где из каждой фляги возьмут пробу и поставят пломбу. Процедура стоит 3000 рублей, не считая транспортных расходов.

С выданным сертификатом направляют в ветеринарную инспекцию, где также надо предоставить весь товар и получить за 200 рублей разрешение на продажу. Оно действует всего 5 дней. По истечении срока — вновь в нспекцию.

Сам по себе анализ хорош — он определяет качество меда: диастазное число (насыщенность ферментами) и влажность. Но, к сожалению, покупатели о нем не знают и никогда не спрашивают у продавца. А это лишь усугубляет недобросовестную конкуренцию.

Южные пчеловоды научились из своих низкокачественных медов с помощью ароматизаторов и красителей делать разные сорта: к примеру, пихтовый или кедровый мед — обыватели даже не задумываются, что еловые не являются медоносом. Наши власти активно поддерживают приезжих продавцов, организуя специальные ярмарки, ограничивая при этом доступ к ним местных пчеловодов.

Нет пророка в своем отечестве?

Василий: — Такое отношения обидно вдвойне, потому что именно северный мед во всем мире считается элитным. Тот, который собирается между 57-й и 62-й географическими широтами, наша область как раз в них вписывается. Северный мед самый концентрированный: его диастазное число — до 50, для сравнения: у южного меда — 5-9, башкирского — до 12, алтайского — до 18. Влажность северного меда — до 20%. По всем показателям он один из самых полезных. И у нас есть все шансы создать бренд вятского меда. Почему башкирам, алтайцам и татарам это удалось? Да потому что там пчеловодство развивают как отрасль сельского хозяйства, в бюджете заложена отдельная строка расходов и даже в министерстве есть специальный штат. У нас же до сих пор пчеловодство воспринимают лишь как хобби пенсионеров, с ними же оно может уйти навсегда…

Александр Сапожников

Дата рождения: 26.06.1959 г.

Образование: Горьковский автотранспортный техникум.

Карьера: 1980 г. — автобаза «Кировсельстрой», водитель, заместитель начальника автоколонны; 1994 г. — частные грузоперевозки; 1998 г. — фанерный комбинат, начальник транспортного цеха; 2001 г. — предпринимательская деятельность; 2009 г. — частная пасека, пчеловод.

Василий Черных

Дата рождения: 09.09.1943 г.

Образование: Кировский сельхозинститут, «механизация сельского хозяйства»; Московский институт патентоведения, патентовед; Ленинградская высшая профсоюзная школа, «экономика учреждений культуры»; курсы повышения квалификации специалистов сельского хозяйства, «арбитражное управление».

Карьера: 1968 г. — Кировский сельхозинститут, кафедра тракторов и автомобилей, преподаватель; 1970 г. — в сфере сельского хозяйства; 1980 г. — Строительно-монтажный поезд, главный механик; 1986 г. — Лесотехническая школа, преподаватель; 1992 — 2005 г. — частный бизнес; 2012 г. — Кировская областная общественная организация пчеловодов «Вятка», заместитель председателя.

Комментарии

comments powered by HyperComments