За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Бизнес-рассказ

Пришлось дать денег, чтобы дотянуть до утра

Можно было палец показать, его бы точно кто-нибудь купил, — о бизнесе начала 90х гг. — Андрей Маури, председатель правления ГК «Маури», председатель КРО «Деловая Россия»

Да не было никакого романтизма!

— Я начал заниматься бизнесом в конце 80-х гг. Уходил с прежнего места работы — из горисполкома — в никуда, хотя мог расти и дальше как чиновник, но выбрал свободное плавание. Был молод и готов рискнуть, не зная, правда, чем... Конечно, в плане контактов многое дала предыдущая работа. В кругу общения появилось много предприимчивых людей, которые, как и я, только начинали свое дело. Это Игорь Израилев и Андрей Сидоров ( МЦ-5), Багама Джамаллутдинов («Белка»), Володя Савиных («Здрава»), Володя Сысолятин, Толя Горбушин, Андрей Михайлюта, Андрей Морозов (фирма «Калинка»), Саша Кулахметов («Астрим»), Володя Михайлов (аптеки «Михайлов»), Сергей Софьин, Саша Литовченко и многие другие. По-разному сложились их судьбы, но каждый из них оставил свой след в истории зарождения и становления новых экономических отношений.

Часто приходится слышать, что 90-е гг. — время романтизма. Да не было никакого романтизма! Просто мы были молоды, а молодости свойственно рисковать, не задумываясь о последствиях. Непонятно, куда идёт страна. Всё меняется — люди, отношения, деньги. Очевидно, что старая схема «ты — мне, я — тебе» изживает себя, на смену приходит новая — «товар-деньги-товар». Всеобщий дефицит открывает множество ниш и возможностей.

Кстати, мой первый бизнес был связан с книжным дефицитом. Мы издавали книги и методические рекомендации по педагогике, сотрудничали с известным писателем С.Соловейчиком и учёным-педагогом-новатором И.Ивановым. Выпустили немыслимым для сегодняшнего дня тиражом книгу стихов Зинаиды Гиппиус — в 25 000 экземпляров. А ещё буду всегда благодарен замечательному педагогу из родного пединститута Людмиле Ивановне Белозёровой (маме известного предпринимателя С. Медовикова) за первый крупный заказ — книгу психологических тестов «Цветные матрицы Равена». В те годы мы дали и первую рекламу… в «Учительской газете», потом часто вспоминали об этом с тогдашним главредом газеты и будущим Председателем Госдумы Геннадием Ивановичем Селезнёвым.

Группа российских упаковщиков после вручения наград «Упаковка — звезда мира», Торонто, 1998 год

А навстречу нам — свадьба!

У меня много историй, связанных с тем, как я «добывал» ресурсы для своего предприятия. Вот одна из них. Как-то зимой поехал в Коряжму на комбинат за бумагой (чудом было «достать» её в условиях тотального дефицита!) Хороших дорог между Коряжмой и Кировом не было. Только зимники — дороги среди леса, по непроходимым местам.

Едем. Я довольный, у меня загруженная машина с прицепом! Вижу, навстречу — свадебная церемония. Наш водитель сдаёт в сторону — и по закону подлости прицеп плавно скатывается в болото. Всё! Не проехать: ни нам, ни свадьбе. Тут «свадебные» мужики выходят, засучивают рукава своих нарядных костюмов и вместе с нами вручную вытаскивают прицеп из трясины.

Только через 5 часов совместных усилий прицеп спасен! Мы счастливые едем в Киров, а мужики, грязные, но довольные, — отмечать свадьбу.

День заканчивался не шампанским

Тогда ещё никаких законов и порядков в отношении предпринимательства толком не было. Налоговая инспекция только формировалась. Был отдел по развитию кооперативного движения в горис­полкоме (его возглавлял Н.Н.Гаряев), доходами физлиц занимался один на весь город инспектор — Петр Сморкалов. Мы с ним сидели на одном этаже, через кабинет друг от друга. Сейчас это кажется анекдотом, а тогда никто не придавал этому значения!

У меня и предприятие, кстати, находилось в здании горисполкома (сейчас там администрация города). Напротив моей приёмной была приёмная начальника городской налоговой инспекции Большакова. Его заместитель, Галкина Маргарита Яковлевна, много советовала мне, как правильно вести хозяйственную деятельность и учётную политику.

С тех пор я запомнил, что день заканчивается не открытием бутылки шампанского, а закрытием денежной кассы.

Та самая «кормилица» из Германии делает первую продукцию уже в России. 1992 год

На каждый миллион — один испорченный палец

Когда только начали заниматься выпуском печатной продукции, первую печатную машину, «Romaior», нашли в подвале одного из строительных институтов. Виктор Сергеевич Фоминых, в то время главный инженер Дома печати «Вятка», помог его восстановить. Печатников взяли с приборостроительного завода — он как раз закрывался. Потом ещё несколько подобных станков нашли на разваливающихся предприятиях города. Это были чешские печатные машины. Стали выпускать первые этикетки, визитки, брошюры, упаковку из картона. Её надо было на чём-то вырубать! Первое, что пришло в голову, обувные прессы. Но они были опасны в работе. У нас появилась печальная статистика: на каждый миллион упаковок — один испорченный палец.

Вот немцы! Взяли топор и...

Когда производство коробок для тортов пошло на всю страну, встал вопрос о покупке автоматического оборудования. «Обувные» станки уже не справлялись даже в круглосуточном режиме. Я поехал в Восточную Германию и на заводе «Кама» в Дрездене купил б/ушный вырубной станок. Отправили за этим станком транспорт. И вот немцы! Вместе того, чтобы нормально отключить кабели у станка, они взяли топор и все эти кабели обрубили.

Станок пришел в Киров — нет ни электрических схем, ничего! Пришлось по городу искать людей, кто восстановил бы станок. Нашли! Благо в «оборонке» работали толковые специалисты! В итоге этот станок заработал нам на новую технику.

Члены бизнес-клуба в гостях на предприятии. 1997 год. А. Смирнов, Н. Липатников, Н. Исупов, А. Немыкин, А. Подлевских, К. Долгополов, В. Синцов, Н. Поляков, Е. Косицкий, С. Смирнов, В. Самарцев, Н. Новиков

Все рубежи давались без кредитов

В 90-х гг. бизнес был как ураган: не знаешь, куда полетит. Вроде смотришь — паруса и яхты перед тобой, а как дунет ветер посильнее, так песок в глаза, не знаешь, как промыть.

Мы, если честно, не думали о прибыли. Думали только о том, что сделать ещё. Сегодня напечатал денежные бандероли, завтра делаешь упаковку из картона для икон (кстати, первая наша премиальная картонная коробка), послезавтра — упаковку уже для ликёро-водочных изделий, причем такую, какую еще никто до тебя в стране не делал! Это была первая в России коробка для 3-х бутылок водки «Ерофеич» из микрогофрокартона. Ее мы сделали на спор с коллегой из Москвы после моей стажировки на итальянских заводах.

Всегда находились новые рубежи, которые легко давались, без кредитов, и это ещё при той инфляции! В тот момент рынок не был насыщен: можно было показать палец, его бы кто-нибудь точно купил!

Сейчас всё жёстче: меньше свободных ниш, время требует не просто выпускать какой-то продукт, но делать это быстро, качественно и ответственно. Нужно видеть на несколько шагов вперед, если хочешь развивать предприятие — предугадывать не только то, что будет завтра, но и то, что послезавтра. Нужно отличаться от конкурентов. И ещё, нынешнее время требует особой устойчивости к псевдоконкурентам, иногда откровенным подлецам, для которых «деньги не пахнут».

Выставка «Росупак», 1998 год

Рэкета не боялся

Чего боялся? Ничего. Хотя, если честно, приходил страх по ходу. Боялись не вовремя выдать заказ, не найти бумагу, картон, краски, боялись не выполнить технологическую задачу. Но эта самая боязнь и давала возможности, двигала вперед.

Бандитов, рэкета и разборок не боялся. Сегодня, когда говорят «бандит», имеют в виду человека с пистолетом,
с цепью, на BMW и с длинноногой блондинкой на переднем сиденье. Но ведь бандиты были разные! Например, чиновники, которые беспредельничали. Эти, кстати, самые опасные: никто не понимал, откуда ветер дует. Были просто хулиганы. Так или иначе, со всеми приходилось общаться, все друг друга знали.

Меня никто не просил «платить», ведь многих «просящих» знал с детства, где-то встречались, где-то общались. Возможно, это было своеобразным оберегом. Затем, в начале 90-х, мы создали «Лигу предпринимателей» — свое­образную площадку для коммуникаций. Состыковать между собой людей, помочь найти решение проблемы, выступить в роли посредника с чиновниками, отстоять корпоративные интересы предпринимателей — вот тот круг задач, который мы решали в те годы на ниве общественной работы. И дружили, много общались в нерабочее время, семьями.

Приезжал ночью на работу — проверял

Никто не учил нас заниматься производством. Приходилось брать людей из других отраслей и налаживать всё на месте. Только предприятие вставало на ноги, смотришь, а моим умельцам уже на пенсию пора. Всё шло по секундам. Каждый день жизнь давала новые задачи.

Скажем, спонтанно возникает чувство ночью приехать на предприятие, проверить, все ли хорошо. Приезжал! Вот как-то раз прихожу 8 марта ночью на производство, а там люди работают, выполняют план, все, кроме одной молодой (!) сотрудницы, которая после корпоратива 6 марта отказалась идти домой: продолжала отмечать. Что и говорить, любили люди праздники!

История с бандитами в форме

А как мы ездили за шрифтами для тиснения (был тогда ещё в ходу этот способ отделки полиграфии). Однажды с моим замом сели в легендарный «каблучок» (автомобиль Иж-Москвич) и покатили в Москву. Я только получил права, а качество бензина в те времена было ужасное, да и заправиться негде. Заглохли прямо на Красной площади, подбегает к нам гаишник размером XXXL, говорит: «Эй, колхозники, убирайте свой керогаз!» А у нас карбюратор чихает, машина не заводится! Кое-как, методом «толкача» завели, решили ночевать на Таганке прямо в машине.

Вдруг среди ночи нас будят «бандиты» в милицейской форме, просят денег «на ужин». Пришлось отдать... чтобы дали возможность спокойно дотянуть до утра. Утром кое-как загрузились товаром, доехали до Владимира. Машина опять заглохла. Голосовали на дороге несколько часов, пока кировский дальнобойщик не поделился бензином. С грехом пополам докатились до Кирова, но шрифты привезли.

Андрей Маури, Андрей Сидоров, Александр Дмитриев, Руслан Мамедов, конец 90-х гг.

Наш плюс — опыт, но молодежь быстрее

Раньше нам приходилось больше встречаться лично и общаться по телефону. Это приносило свои плоды, потому что нет ничего лучше личного контакта. Сегодня зачастую поставщик не видит покупателя, общается по электронке или по смартфону. Путь от клиента к заказчику сократился. Нынешнее поколение, в силу прогресса, способно воспринимать больше информации, больше её систематизировать, быстрее находить решения.
Наш плюс — опыт, желание оставаться на волне и соответствовать времени. В общении с молодыми предпринимателями вижу, что появилось много людей амбициозных, грамотных, убеждённых в своём личностном подходе в отношении к бизнесу. Одна из моих задач, как руководителя регионального отделения «Деловой России», таким людям помогать.

Это делается через боль

90-е гг. научили меня, что главное — жить со своей совестью в ладах. Какие бы подножки ни подставляли, как бы ни роняли, надо вставать и идти дальше. Мимо тех, в ком разочаровался. Не было бы плохого, не познал бы цену хорошему. К сожалению, познание этой истины даётся через боль.

В бизнесе важно понимать, что ты не один. У нас сложилась группа людей, которые ещё с 90-х вместе. Мы способны друг друга поддерживать в сложные моменты. Когда тебе хорошо, то дифирамбы справа и слева поют, все хотят быть рядом! А когда возникают сложности, около тебя остаются только те, кто по-настоящему с тобой дружит и не ищет выгоды из отношений.

Тот, кто готов, ничего не спрашивая, прийти на выручку, дать хороший совет, подставить плечо. Как любит повторять один мой хороший товарищ: «Вместе получается!»

06-05-2020

Комментарии

comments powered by HyperComments