За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Человек года-2014

Юрист года: Светлана Чешуина, президент холдинга «Бизнес и право»

1 — 18,9 %  — Светлана Чешуина, президент холдинга «Бизнес и право»

1. «Закон Ротенберга»: защита или растрата?

2. Поправки к закону об алкоголе: долой с прилавков?

3. Запрет на мат: окультуривание населения или способ влияния на неугодных?


С законом не спорят

Прежде чем запускать сарафанное радио, изучите предмет спора — сплетников и без того достаточно, — Светлана Чешуина, президент холдинга «Бизнес и право»

— Как в свое время ругали «закон Димы Яковлева», не меньших кривотолков в этом году получил «законопроект Ротенберга». На этот раз посвящения заслужил бизнесмен, у которого из-за санкций арестовали виллу и отель в Италии. Чиновники придумали защиту — речь о выплатах компенсаций россиянам за неправомерные решения иностранных судов. Противники негодуют, почему чьи-то личные потери должны восполняться за счет федерального бюджета?

Проблема в том, что далеко не все трактуют закон верно — в очередной раз пытаются пошатнуть доверие к власти. Если вчитаться, там нет 100% указания выдавать деньги из бюджета России. Нет и поощрения вывоза капитала за рубеж. «Закон Ротенберга» защищает наших граждан от политического произвола за рубежом. Лишь бы не нахлынула волна умышленно «пострадавших» от санкций.

Надеюсь, что продажу спиртного все же «спрячут» за стенды, как это сделали с табачными изделиями. Визуальная реклама — один из самых действенных способов сбыть товар. Покупатель, может быть, за молоком пришел, но увидел красивую бутылочку с красочной этикеткой и польстился… Ни для кого не секрет, что большинство преступлений совершено в состоянии опьянения. Так зачем нам алкоголь?

У каждого вина, например, свои закуски, напиток принято смаковать, ценить послевкусие. Сравните с русской традицией: водочка под селедочку — вот и вся культура. Нужно учить людей пить красиво и в меру, тогда и никакие запреты не потребуются.

Конечно, проще взять и послать. Делайте это на кухне. Бывают ситуации, когда сама употребляю крепкое словцо: за рулем, к примеру, когда пьяный лезет под колеса, но это не публичная версия — не для печати.

Представьте, если бы президент банка в интервью назвал конкурентов словами на известные буквы алфавита? Да он бы мигом разрушил репутацию. Свою, не конкурентов! Мат — это уничтожение себя, это унижение читателя. Тем более в СМИ: человек, просматривая новости, волей-неволей пробежит глазами по нецензурщине, на одну сотую процента упадет уровень его духовности.

Брань никогда не была частью русской культуры, не стоит наговаривать. Надо не только газеты и журналы штрафовать, но и всех, кто прилюдно ругается, а за использование нецензурщины при детях — в тройном объеме.


  2 — 14,6% — Ян Чеботарев, заместитель директора по юр. вопросам УК «Максимум»

  3 — 13 % — Светлана Карандина, президент Кировской областной нотариальной палаты

  4 — 11,5% — Станислав Сырчин, директор ЮК «Вердикт плюс»

  5 — 10,7% — Алексей Винокуров, адвокат Московской коллегии адвокатов «Яковлев и Партнеры», руководитель Кировского филиала

  6 — 10,3 % — Антон Долгих, директор Центра правовых экспертиз и защиты прав потребителей

  7 — 6,7 % — Наталия Еременко, директор ООО «Юристъ»

  8 — 6,3% — Андрей Матрохин, генеральный директор агентства «Право и недвижимость»

  9 — 4 % — Игорь Ларин, адвокат

  9 — 4 % — Николай Шаклеин, ректор МГЮА

12.12.2014

Комментарии

comments powered by HyperComments