За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Федерал

Сколько стоит «звездный» адвокат?

Сегодня людей, которые хотят со мной работать, больше, чем у меня времени, — Сергей Жорин, столичный адвокат, защищающий Леонида Яфаркина, в эксклюзивном интервью Евгении Марениной

В интернете про меня много ереси

— Какие только ярлыки на меня не  навешивали за 20 лет работы. Было время, когда представлял интересы прокремлевских молодежных движений, регистрировал «Идущие вместе», «Наши», защищал их в спорах с Немцовым, Каспаровым. Тогда меня называли «кремлевский» адвокат. Сейчас бывает, кто-нибудь достает этот скелет из шкафа: «Да вы посмотрите, какой Жорин на самом деле!»

Параллельно всегда работал с шоу-бизнесом. С некоторыми звездами мы давно уже друзья: с Кашпировским, Алибасовым, Резником, Антоновым. Журналистам всегда интереснее писать о публичных персонах (дела неизвестных бизнесменов не получают широкой огласки). Поэтому, когда заходишь в интернет, складывается мнение, что я занимаюсь только шоу-бизом, что я этакий «звездный» адвокат. На самом деле это лишь 20-30% всей моей работы. А еще иски о защите чести и достоинства — тоже субкультура, благодаря которой складывается множество предрассудков вокруг меня.

Но главное, я просто не люблю влиять на свое инфополе, делать что-то для себя. Да, мне принадлежат рекорды по взысканию морального ущерба клиентам. Когда же кто-то пишет неприятные вещи в мой адрес, как правило, не реагирую. Зачем я буду тратить на это время — мне никто не заплатит. Но люди-то пишут и пишут. Поэтому в интернете вы можете прочитать про меня много ереси. Лет 10 назад запаривался, а сейчас не переживаю: это никак не сказывается на моей жизни.

Да и вообще я все плохое быстро забываю. И это моя хорошая черта. А если нужно снять стресс, просто ложусь спать — хороший способ, чтобы обнулиться.

Что считать проигрышем?

Иногда меня сравнивают с главным героем «Адвоката дьявола». Действительно проигрываю крайне редко: ведь смотря что считать проигрышем. Взять дело Леонида Яфаркина: ему изначально инкриминировали 6 преступлений, сейчас осталось 4. Иногда приходится выбирать меньшее из зол. И для меня это победа: когда человек выходит на свободу значительно раньше, чем планировали злопыхатели. Хотя, конечно, хочется, чтоб оправдали, чтоб выплатили компенсацию, чтоб извинились. Мы будем добиваться этого на кировском уровне, если не получится — на российском, если не удастся — то на европейском.

Скромность — залог бедности

Победы добавляют славы. Но тщеславный ли я? Скорее, нет.
Хотя Иосиф Пригожин, один из первых, с кем я начал работать в шоу-бизнесе, сказал мне: «Скоромность —это залог бедности». И вот до сих пор я работаю над собой. Потому что изначально не только скромный, но еще и социофоб.
Плюс ко всему, один человек (не буду называть, чтоб не активизировался) внушил мне комплекс вины: «пиар — это плохо, этого делать нельзя». Его слова будто засели у меня внутри и сейчас все время сдерживают.
А параллельно сложился стереотип, будто я везде лезу. Но мои близкие вам подтвердят: от 9 из 10 медийных предложений я отказываюсь. Недавно звали сниматься в «Секрет на миллион». Сказал им: «Давайте миллион — я приду».

Самые прибыльные направления адвокатской практики (по мнению Сергея Жорина)
Первое место — налоговые споры.
Второе место — семейные споры, если клиенты делят большой объем.
Третье место — арбитражные споры между предприятиями. 

Не нанимают, а приглашают

«Зачем ты работаешь? Хочешь, наверное, заработать много денег и потом кайфовать?» — спросил меня Пашу, один из совладельцев лейбла «Блэк стар», когда на днях отмечали его день рождения. На самом деле я уже сейчас могу перестать работать, до конца жизни хватит средств.

Поэтому, если заказчик мне неприятен, ведет себя по-хамски, я сразу отказываюсь. Никто меня не заставит.
В первую очередь я получаю от работы удовольствие. Деньги — во вторую.
Расценки могут быть разными. Есть спецпроекты, когда клиент не может оплатить сейчас и отдает процент с выигрыша. Есть почасовая оплата — от 300 до 500 евро в час. Для Европы и Америки это маленькие деньги, для России нормальные.
При этом дела звезд, как правило, не приносят больших сумм. Это люди, у которых либо нет денег, либо они не привыкли с ними расставаться. Мало имен в шоу-бизнесе, с кем интересно работать как с финансовой стороны, так и с личностной. Одна из немногих — Лолита. Не припомню, кто еще.

В основном же все денежные истории вершатся в тишине. И если клиент не дает соглашения на публичность, то о его деле в широких массах никто никогда не узнает.

Но есть и такие предложения, за которые берусь бесплатно. Сам свои услуги никогда не предлагаю. Обычно обращаются с просьбами. Так было в случае с убийством жены фотографа Лошагина. Мне позвонила мать погибшей, попросила помочь. Если вижу, что человек реально не может заплатить, а у меня есть свободное время и суд рядом — соглашаюсь.
Но вообще я не пацифист, чтоб бросить работу и отправиться бесплатно куда-то на Крайний Север кого-то спасать. Таких просьб не было, но, скажу честно, и не поехал бы.

Никаких сторис, пока суд идет

Перед вылетом в Киров я опубликовал пост в инстаграме: в гостинице мне забронировали номер для инвалидов — не знак ли это? На самом деле в подобные приметы не верю. Пост этот лишь для лайтовой провокации — чтобы вовлечь подписчиков в обсуждение.
Но одно суеверие у меня все же есть. Перед заседаниями суда нельзя ничего постить, нельзя выкладывать сторис. Иначе во время слушания все пойдет не по плану. Один из примеров — дело по Егору Криду, когда спустя 3 года после его концерта заявитель захотел вернуть деньги. Рассматривали неделю-две-три, месяц-два-три. Всю доказуху собрали. Финальное заседание. Мы по судье видим, что она на нашей стороне, сейчас вынесет решение. Что-то уже постим… Тут она удаляется в заседательную комнату, после чего говорит: «Извините, я приняла дело с нарушением подсудности. Поэтому направляю его в другой суд». А это значило, что все начнется заново, с нуля. Вывод: никаких постов, пока суд идет. Срабатывало уже не раз.

Выкладываю пост — и не беру трубку

Раньше у меня не было аккаунтов, и при любом резонансном деле, как только пресс-службы судов сливали информацию в СМИ, начинали звонить журналисты с одним и тем же вопросом. Сейчас я просто выкладываю пост и не беру трубку.

Вторая решенная проблема с появлением соцсетей — это нормальные фото. Потому что первый растиражированный мой снимок был ужасен. «РИА Новости» готовили материал про уголовное дело против Киркорова, которое я возбудил, и попросили забежать сфоткаться. Прихожу к ним уставший, промокший из-за дождя, всклоченный. Встречает дед с огромным фотоаппаратом. Сходу наводит объектив и заверяет: «Я профессионал, не боись, все будет белиссимо». Естественно, фотка оказалась уродская. И потом года 3 ее перепечатывали все издания. А я испытывал от этого моральные страдания.

Сейчас инстаграм для меня — крутое средство массовой информации. Сам готовлю текст, фото, а журналисты просто берут и перепечатывают. Мне же не надо тратить время ни на редактуру, ни на согласование. Да и сами посты набирают по 200 тысяч просмотров, сторис по 100 тысяч — нормальная аудитория, чтобы донести информацию.

И актер, и шахматист — два в одном

В моей работе много психологии: не только в суде, но и при общении с самими клиентами — иной раз до 80%. Но и знание права никто не отменял. Так что адвокат — это и актер, и шахматист — два в одном. С коллегами часто обсуждаем, в чем кайф нашей профессии. Взять спортсменов: молодость прошла — и ты не нужен. А у нас, чем старше, тем более ценен.

Приходят ко мне выпускники престижных вузов с красным дипломом, и первые года два они ничего не могут сделать. В учебниках одно написано, в жизни совсем другое. Начинают работать — у них мир переворачивается. Потому что видят изнанку того, что считали престижным — масса совещаний, общение на повышенных тонах, иногда и нецензурно — такова внутренняя кухня. В каждом процессе за кадром участвуют от 2-3 до 5-6 юристов и адвокатов. Без подготовки никак, особенно в нашей стране. Потому что зачастую имеем дело с жуликами по другую сторону баррикад: когда перед вами наперстки, а шарика нет ни в одном, ни в другом. Следствие всегда с обвинительным уклоном, суды по уголовным делам — тоже, есть и коррупционный момент. Когда мы знаем, что оппоненты занесли денег и все будет складываться по неблагоприятному для нас сценарию, то все равно должны продумать, как в таких условиях выиграть.

Так что главный секрет успеха — это много работать. Я в школе никогда не готовился к диктантам и получал 2-3. Постоянно удивлялся: «Почему же я опять не угадал знаки препинания?» Да потому что надо не угадывать, а учить!

Иммунитет к судимости

У меня много друзей-белорусов. Рассказывают: в их стране каждый более-менее значимый предприниматель обязательно побывал либо в СИЗО, либо в тюрьме. Даже пословица есть — если не сидел, значит, ничего не представляешь в бизнесе.
В России, конечно, не до такой степени, но любой бизнесмен должен понимать, что он априори в зоне риска.
Можно давать банальные советы: не подставляться, не вступать в коррупционные схемы, не нарушать закон. Но даже если следовать им, это не даст гарантии, что не попадешь под суд. Кому-то может понравиться ваше имущество, кому-то — ваша жена…Не стоит от этого зарекаться. 

Самое страшное, что люди, попадающие в тюрьмы, даже типа «Лефортово» или так называемый Кремлевский централ, в прямом смысле сходят с ума от шока. Камеры, в которых приходится сидеть, в разы меньше, чем самые маленькие гардеробные у них на свободе. Леонид Михайлович Яфаркин в этом смысле психологически сильный, не сломился. И это уже победа.

Вряд ли кому-то доверюсь

Если же, не дай бог, встанет вопрос о моей защите в суде, не знаю, к кому обращусь. По уголовным делам есть хороший адвокат Вадим Прохоров, старой формации, крутой профессионал, с которым мы пересекались и по одну, и по разные стороны баррикад. Он же в свое время защищал Немцова. Отлично разбирает в уголовке Левон Агаджанян. Есть и другие спецы, фамилии которых вам ни о чем не скажут.

Но вообще я вряд ли смогу кому-то довериться. С детства мозг так настроен. Если маленькому мне говорили: «Сережа, надо поступить вот так» — я задавал кучу вопросов «почему?». И сейчас мое правило жизни: хочешь получить хорошую услугу — разбирайся в ней сам.

Блиц-интервью за 10 секунд
Если соперник, то сильный или богатый?
— Бедный, наверное.

Если друг, то сильный или преданный?
— Верный.

Если женщина, то красивая или преданная?
— Красивая.

Компаньон честный или талантливый?
— Честный. Иначе он будет талантливо вас обманывать.

Новое дело известное или доходное?
— Доходное, однозначно.

Клиент — щедрый или смелый?
— Щедрый. Смелый — я. 

Вы поймали золотую рыбку, она может избавить от одного. Бедность или болезнь?
— От болезни.

17-10-2019

Комментарии

comments powered by HyperComments