За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Идеи

«Зачистка» умов

Павел Лукша


Дата рождения: 20.02.1977 г.
Образование: ГУ ВШЭ, магистр экономики; Центральный экономико-математический институт РАН, кандидат экономических наук.
Карьера: С 1995 г. — работа в консалтинговых компаниях ИКФ «АЛЬТ», «Прайм-ТАСС», ARCADIS, Accenture, Alvarez&Marsal, в автомобильной промышленности и в инвестиционно-банковском секторе; с 2009 г. — Московская школа управления СКОЛКОВО, профессор практики, директор образовательных программ и исследователь Центра развития образования; Член экспертного совета Агентства стратегических инициатив.

Ваш диплом выйдет на пенсию раньше вас, — Павел Лукша, исследователь Центра развития образования Московской школы управления СКОЛКОВО, руководитель проектов «Форсайт образования» и «Атлас новых профессий» (Москва)


Момент спутника


— Ничего «так просто» и «внезапно» не случается. Ни в жизни, ни в науке. Часто встречаю заблуждение, что Интернет никто не предсказал и не придумал — мол, IT-технологии «самозародились». Колоссальная ложь.

Первая статья, описывающая интернет-проект, вышла в 1945 году. Вэннивер Буш — человек, который фактически управлял тогда американской наукой и руководил атомным проектом — разъяснил, что ученым нужна мировая сеть, гигантская библиотека, к которой они смогут иметь доступ в любой момент.

Следующий эпизод — Агентство перспективных исследований в области обороны DARPA, которое было создано после того, как в США наступил «момент спутника». Американцы поняли, что на планете есть страна, которая их обогнала в технологическом развитии и обладает огромным ядерным потенциалом. Они впервые поняли, что уязвимы. В своих детских воспоминаниях Стивен Кинг — мастер ужасов — описывает, что для него самым страшным моментом была новость: Советы запустили спутник. А значит, стало страшно всей Америке. После этого в США начали активно создавать будущее войны с горизонтом 10-20 лет. Именно тогда, в 1969 году, Джозеф Ликлайдер сконструировал первую интернет-сеть для сохранения командных пунктов в случае массированного ядерного удара — ARPANET. А рядом, в Стэнфорде, над интерфейсом и компьютерной мышью трудился Дуглас Энгельбарт — его целью было создание удобных инструментов для коллективной работы, в том числе, через компьютерные сети. Он показал разработки на выставке Xerox PARC в Кремниевой долине — там их и увидел юноша Стив Джобс. И когда последний проектировал собственный компьютер — оттуда взял все основные идеи: ничего кардинально нового в первом Macintosh не придумал.

Человеческие проекты реализуются благодаря тому, что называется «длинная воля». Нужно настойчиво двигаться в одном направлении, размещая элементы будущего в настоящем и позволяя им прорастать. Тогда это будущее начнет разворачиваться вокруг нас.


А будет ли нефть?


Я не отношу себя к футурологам. Люди, называющие себя ими, претендуют на то, что исследуют будущее, а это лукавство. Будущего, как и прошлого, не существует. Но историки хотя бы могут опираться на то, что было: летописи, археологические находки… У футурологов нет никаких точек опоры — только представление о том, что может быть.

С другой стороны, есть группа людей, которые помогают это будущее создавать, — и я в их числе. Много лет занимался стратегией и целеполаганием: с середины 90-х работал в бизнесе, в консалтинге. В каком-то смысле «будущим» при планировании занимается любая организация. Но в большинстве случаев это лишь «продленное настоящее».

Люди в России видят очень короткий горизонт — год-два. В то время как в странах Азии или США идет счет на десятилетия вперед.

В нашей стране — со стратегическим мышлением чем дальше, тем хуже. Например, все мы знаем, что в один прекрасный момент закончится возможность дорого продавать нефть — об этом твердят уже лет пятнадцать. Сейчас США активно развивают добычу сланцевой нефти, по аналогии с газом. И эта новость для нас гораздо хуже того, что стали экспортировать сланцевый газ: в течение нескольких лет Америка может сильно нарастить собственное производство нефти. Как только это произойдет, цены на топливо резко упадут.

И это давно понимают люди, играющие ключевые роли в государстве. Но никаких системных действий за последнее десятилетие. Есть те, кто мыслит стратегически, но, к сожалению, не они чаще всего решают, куда должны идти инвестиции. Ну, а в регионах горизонты еще уже и ближе.

Никто из российских бизнесменов не включен в геополитический контур: предприниматели не понимают, какая военная и дипломатическая стратегия будет у страны. Только предполагают: государство может обрубить торговые связи с мировыми рынками. Бизнес в заложниках и пытается перейти в те сферы или на те территории, где ситуация более предсказуема.


Журналисты vs роботы

Нужно готовить людей к будущему. Есть большая проблема, и она не только российская: во всем мире система образования все больше отрывается от потребностей реальной экономики. Раньше образование успевало перестроиться, получив сигнал от экономики: скажем, когда в СССР запускался атомный проект, под него в течение десяти лет создавалась вся система подготовки — те же базовые кафедры Физтеха... Было время развернуться. А сейчас все надо делать с колес. Пока вы разрабатываете программу подготовки в биотехнологиях или IT, все так сильно изменится, что — вы только учебники написали — обнаружится: отрасли, для которой вы все проектировали, уже нет.

Возьмем сегодняшних первоклашек: в 2014 году зашли в школу, в 2029 году выйдут за порог вуза. А какие у нас представления о будущем 2029? Мы же не можем просто так пропагандировать: «Через 15 лет на каждом углу будут роботы, нанотехнологии!»

«Атлас новых профессий» — попытка определить отраслевой запрос на новых специалистов. И это не фантазия группы разработчиков: мы собирали масштабные сессии с флагманами разных отраслей — представителями крупнейших компаний. Спрашивали их: «Ребята, куда вы идете?» Для этого есть специальная технология «Форсайт компетенций» — мы превратили ее в международную. С помощью форсайта мы поняли, каков коллективный план развития отраслей на 15-20 лет вперед, и какие специалисты будут нужны России и в ближайшие года, и к 2025-2030 годам, а какие окажутся за бортом истории — так называемые «профессии-пенсионеры».

Среди последних, к примеру, новостной журналист. Уже сейчас агентства Bloomberg и Forbes используют искусственный интеллект для написания статей в двух сферах: финансовые рынки и спорт. Оказалось, что такие заметки машина может писать лучше, интереснее, зажигательнее, чем человек. И уже бесполезно с этим конкурировать.

Что это означает для журналистов? Работы в скором времени не будет.

Зато останется публицистика, документалистика — здесь человек вне конкуренции. Не уверен, что когда-либо искусственный интеллект заменит нас в творчестве.


Бурите глужбе


Заметили, что Минобразования начинает закрывать часть вузов? Это своего рода «чистка» неперспективных профессий. Повод для региональных альма-матер задаться вопросом: «Как поменяться? Обновить программы?»

Во всем мире сфера образования начинает работать на заказ самого человека — причем в течение всей его жизни, с учетом меняющихся потребностей. В такой системе всегда будет возможность, и даже необходимость, пойти куда-то поучиться. Привычные дипломы заменятся паспортами компетенций, электронными портфолио, получат развитие «биржи талантов»... Человек должен сам разбираться, какие специалисты будут востребованы, и есть ли для него место. В Европе уже активно отказываются от работы по профориентации, вместо этого студентов учат понимать свое будущее: можно человека один раз накормить рыбой, а можно дать ему удочку.

Легкие знания закончились — так же, как и легкая нефть. Чтобы теперь добыть их, нужно бурить гораздо глубже — а значит, и дороже.

16.09.2014
Сентябрь 2014 / № 09 (70)

Комментарии

Александр Чуркин
Александр Чуркин 09 Окт 2014 в 09:21 #1
В статье неплохо прочерчены горизонты ближайшего будущего. Причем Павел Лукша не абстрактно, а вполне конкретно рисует футуристическую картину общества. Согласен, что необходимость многих профессий скоро иссякнет — таких как учитель, библиотекарь. Это печально, потому что с приходом пресловутой компьютеризации и перспективных исследований мы теряем человеческие связи, основы взаимоотношений. И каждому специалисту сейчас нужно задуматься: будьте готовы к тому, что ничего не остается неизменным.
comments powered by HyperComments