За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Настроение

Кризис начал с головы

Лично у меня нет сбережений в классическом смысле этого слова. Откуда? Я работаю, получаю зарплату. Да они мне, собственно, и не нужны. У меня специфический статус. Я же эксперт по кризису. Чем сильнее кризис, тем больше мне платят, — Михаил Хазин, российский экономист

Что думать — трясти надо!

— Кризис лично для меня — это те мысли и идеи, которые на протяжении 20 с лишним лет я высказывал. Сейчас это все можно реализовать. Я отношусь к этому достаточно философски. С какими мыслями и бэкграундом я выхожу из кризисов? Работать надо! Как в известном анекдоте: обезьяна попрыгала в клетке — не достает банан с потолка, потрясла — не падает, взяла палку, сбила банан и съела. Пустили студента в клетку, тот прыгает и прыгает, а достать не может. Ему говорят: «Ты подумай, может, как-то еще…». Подумал, стал трясти. Не падает. Трясет и трясет. Ему говорят: «Подумай еще». А он говорит: «Что тут думать, трясти надо!»

Соответственно, что думать: трясти надо! Кризис начался и все поняли, что я что-то знаю, а больше никто не знает. Я говорю правду. Могу себе позволить ее говорить. Я долго это право себе выбивал. Про меня писали гадости, игнорировали, я их, впрочем, тоже игнорировал. Но, выбил.
Третьи лица регулярно задают друг другу вопросы: кто идет к этому Хазину и платит ему сто двадцать тысяч за онлайн-консультацию и сто пятьдесят за очную? Я вам отвечаю: мне платят по банальной причине. Я из очень редкого количества людей, которые много лет думали о том, как будет устроен рынок, как будет устроена экономическая система после кризиса. Люди идут за этим знанием! Я очень не люблю индивидуальные консультации — это очень тяжелая работа, сродни работе психоаналитика. У колоссального количества людей возникли потребности, которые нужно реализовать; хотя бы просто поговорить на эту тему, а поговорить не с кем. Посмотрите, что несут про кризис Набиуллина, Силуанов, Иноземцев или Гуриев…

Коронакризис сдул пузыри

Если говорить о кризисе, то он начался в 2008 году. И вот мы как-то дотянули ситуацию с 2008 года до наших дней… В сложившихся условиях коронавирус — это лишь повод для ускорения кризиса. Есть вирус или нет — вопрос отдельный. Некоторые считают, что его нет. Я в этом деле «не Копенгаген», я и не претендую. Возможно, какой-то вирус есть, но насколько он опасен, непонятно. Очевидно одно: фондовый рынок требовал коррекции. И в этом случае обязательно должна была найтись какая-то причина.

Моя первая книга про то, как будет проходить этот кризис, вышла еще в 2003-м году; последняя вышла в октябре прошлого года, где уже все описано в деталях. Я не буду вдаваться в подробности, купите и прочитайте, скажу лишь, что эпидемия коронавируса стала тем фактором, который просто ускорил начало экономического кризиса. Если сравнить с довольно длинным перерывом между обвалом фондового рынка и началом кризиса, аналогичного тому, который был в 1929-32  гг., сейчас ситуация иная. Все это началось одновременно.

Тогда, в 1929-30 гг., на фоне общего спада СССР стремительно рос. Мы можем повторить эту историю и перейти к состоянию быстрого экономического роста, но при условии, что полностью откажемся от либерализма как в экономике, так и в социальной сфере, а самое главное, в системе образования. Всех выпускников либеральных вузов можно будет просто выгнать на улицу, так как к госуправлению они не приспособлены. Поэтому либо мы пойдем по пути тотальной катастрофы, либо, отказавшись от либеральной экономической политики, в результате этого кризиса мы выиграем.

Хочу заметить, что снижение ВВП, конечно, будет большим. Я думаю, что можно говорить о падении как минимум в 8−10%. Для рядового гражданина России это будет означать очень серьезные потери в доходах. Рост ВВП возможен при отказе от либеральной экономической политики. Если отказа не случится, то спад будет продолжаться, и повторится ситуация 2015 года, когда после сильного спада мы вышли на типовой минимальный спад в 1,5−2%.

Мир будет другим — вот ключевая мысль посткризисной России! На Западе этого пока не понимают. На Западе считают, что к осени все сойдет на нет, коронавирус пройдет и все… Но ничего подобного!

70% людей, в том числе бизнесов, вернуться к нормальной жизни не смогут. Среднего класса как группы людей с типовым потребительским поведением фактически не будет.

Средний класс мельчает

В результате этого кризиса у людей исчезнут доходы, и они проедят остатки сбережений. У 60% населения сбережений нет. 70 с лишним процентов людей, в том числе бизнесов, вернуться к нормальной жизни не смогут. Среднего класса как группы людей с типовым потребительским поведением фактически не будет. Не будет много еще чего, в том числе и современной науки о маркетинге в том виде в котором она есть, потому что рынков не будет.

Когда создавался современный маркетинг как наука, то он создавался при наличии большого среднего класса. Этих людей, считайте, больше нет. Люди начинают возвращаться к модели поведения, которая была в нашей стране в 50-е годы, покупая только то, что категорически необходимо. В остальном каждая покупка — это будет событие. То есть люди месяцами будут готовится к тому, что они пойдут в магазин покупать новые штаны. Ситуация, когда у девочки в шкафу висит сто платьев, в 50-е годы была невозможна. Но современные производители и торговля к такой модели поведения абсолютно не готовы.

Россия беременна отказом от либерализма

Какой Россия выйдет из кризиса? Вопрос интересный. Считаю, что драйвером роста в текущих условиях являются три основных источника: превращение рубля в инвестиционную валюту (о чем говорил господин Глазьев и за что на него «наехала» Эльвира Набиуллина); импортозамещение, а не та фикция, которая была в нашей стране последние несколько лет, сравнимая с тем, как гражданам раздавали деньги в эти два месяца; а также монетизация российской экономики. В США и Китае уровень монетизации экономики выше нормы, а у нас сильно ниже. У них колоссальное эмиссионное стимулирование внутреннего спроса, у нас его нет вообще, более того, мы отдаем как дань часть наших доходов.

Перед новым премьером Михаилом Мишустиным поставили задачу повысить уровень жизни населения через более справедливое распределение денег в рамках нацпроектов. Но теперь понятно, что в условиях карантина никакого роста уровня жизни населения не будет до конца года. Господин Мишустин — технолог и может решать конкретные и понятно сформулированные задачи. Составление экономической программы — не его уровень. Теоретически этим мог бы заниматься Белоусов, но он слабый аппаратчик. Единственный способ собрать нормальную команду — это уволить текущий состав правительства.

Давайте смотреть правде в глаза. Вся система государственного управления показала полную беспомощность. Наша особенно, поскольку в нашей стране последние 30 лет единственным критерием качества работы чиновника было то, насколько он контролирует перераспределение бюджетных потоков в пользу своих финансово-промышленных групп. Чиновникам выделили бюджеты на поддержку бизнеса, они их пилят. А бизнес пусть не путается под ногами и не мешает работать чиновникам. Помните, как при советской власти говорила продавщица покупателям: «Вас много, а я одна!». Население нашей страны — 150 млн, а чиновников — 3 млн. Конечно, у них тяжелая и напряженная работа! Наша страна беременна отказом от либерализма!

Вот чиновники, которые сочиняли пакеты антикризисных мер для предпринимателей, они никогда не занимались бизнесом, они всю жизнь пилили бюджеты! Почему бы не дать бизнесу беззалоговые гарантии под госконтракты, уменьшить НДС и налоги с фонда оплаты труда, ввести оборотный налог на спекулятивные операции и так далее... Но этого делать нельзя, это противоречит либеральной идеологии…

Поэтому кадровые лифты будут открываться, так как терпеть это дальше невозможно. В посткризисной России «героям»-предпринимателям придется менять свой профиль, потому что изменится структура экономики, многие захотят поиграть в политику, просто потому что тот, кто видит, какое убожество представляет из себя команда правительства, подумает: «Уж лучше я, чем они — дебилы вороватые».

Понимание необходимости поиска новых кадров уже начинается в политологической среде. В свою очередь, мы — «Аврора», Фонд экономических исследований Михаила Хазина — запустили программу по карьерному консалтингу. Обращу ваше внимание, что любое делание карьеры (что на госслужбе, что в корпорации) — это в обязательном порядке формулирование политического проекта. Управленческий проект — это реализация целей и задач в рамках правил. Политический проект — это изменение правил. Необходима формулировка политического проекта в рамках той структуры, в которой вы хотите делать карьеру. Политика на уровне государства —это не политика на уровне региона и не политика на уровне крупной корпорации. Это разные вещи, но и там, и там политика. Как только вы выходите на некоторый уровень, именно политика начинает играть главную роль, а вовсе не профессиональные качества.

Перехват-менеджмент

Как показывает опыт, большая часть ошибок и поражений в бизнесе в кризис происходит из-за того, что люди действуют по стереотипам. Иными словами, это не результат каких-то объективных внешних факторов. Это результат собственных ошибок или ошибок менеджмента. Приведу пример. Большинство отраслей мировой экономики разделены на три группы. Примерно 60% контролируют транснациональные корпорации. Примерно 25-30% – крупные региональные корпорации. Где-то 5-8% общего бизнеса — частный бизнес. Воевать с транснациональными корпорациями бессмысленно. В нашей стране, в IT-секторе, есть два монстра: Сбербанк и Яндекс. Спорить с ними безнадежно, они зальют деньгами любую ситуацию. Но они не являются транснациональными. В других секторах примерно такая же картинка. Чем крупнее корпорация, тем труднее ей справиться с теми проблемами, которые будут сейчас возникать. Падение спроса на 30-40% для транснациональной компании — катастрофа. Она умрет, даже если спишет все долги. Ей никто не даст нового кредита, потому что это чистые убытки. А изменить модель управления невозможно, так как внутренние корпоративные процедуры страшно сложные и тяжелые. В этой ситуации получается замечательная картинка, с точки зрения маленькой компании. Вы живете в очень маленьком рынке, который для вас сокращается еще на 30-40% из-за падения спроса. Но неожиданно вы обнаруживаете, что появляется рынок больший вашего в сотни раз. У вас была 0,1% мирового рынка, а умерла корпорация, которая контролировала 20% мирового рынка. Вдруг перед вами свободный рынок, где нет конкуренции вообще. Такая картина может быть у многих.

У малого бизнеса аналогичная ситуация может быть и в более мелком масштабе. Логика такая. Если на растущем рынке надо получать средний процент, то на падающем нужно завоевывать долю рынка. На растущем вы долю не завоюете, потому что очень высока конкуренция. А на падающем конкуренция резко сокращается. Надо заниматься своей нишей и уничтожать конкурентов. Что касается рисков, то это базовая вещь. Золотое правило механики: выигрываете в силе, проигрываете в расстоянии. Выигрываете в повышении производительности труда, проигрываете в рисках.

В посткризисной России «героям»–предпринимателям придется менять свой профиль, потому что изменится структура экономики, многие захотят поиграть в политику

Как заработать в кризис

Меня часто спрашивают, куда инвестировать средства в кризис. Это вопрос очень сложный. У меня нет универсального ответа на него. И все это очень индивидуально. Я несколько раз консультировал людей и могу вам сказать, что эта работа сравнима с работой психоаналитика. Потому что есть люди, которые хотят куда-то вложить деньги и забыть про них. А есть другие, которые руководствуются принципом: «Темна украинская ночь, но сало лучше перепрятать». Все зависит от ваших целей. Если говорить о пенсионных сбережениях, то я бы предложил следующее. Оптимальный план для людей, которым около 40 лет — покупать с каждой зарплаты золотую монетку и складывать. У кого большие зарплаты — две монетки. А потом прикидывать: 12 монеток в год, 20 лет до пенсии. А дальше: вышел на пенсию — по одной монетке продаете, и вот вам добавка к пенсии.

Также нужно понимать, что для большинства людей попытки придумать экзотические способы хранения денег обычно заканчиваются тем, что они эти деньги теряют. Нужно быть проще, потому что всегда найдется большое число жуликов, разбирающихся в этой теме лучше нас. И когда вы выйдите на незнакомый для себя рынок, они вас «обуют». Сколько людей в Москве решили, что они заработают кучу денег, заплатив деньги за то, что они окончат какую-нибудь академию Forex.

Я давно инвестировал в себя

Лично у меня нет сбережений в классическом смысле этого слова. Откуда? Я работаю, получаю зарплату. Сбережений у меня нет, но мне они, собственно, и не нужны особо. Я уже давным-давно инвестировал в занятия экономической наукой, в себя. Я приведу пример: когда мне было 30 лет, мне говорили: «Миша, почему ты не кандидат наук?». Когда мне было 40 лет, мне говорили: «Миша, какой ты эксперт, если ты не можешь защитить диссертацию?». А сейчас мне говорят: «Миша, что за бред, ну зачем тебе диссертация?». Это очень важная вещь, если вы инвестировали в себя, то становитесь экспертом такого уровня, что разного рода «прибамбасы» становятся просто лишними. Фокус в том, чтобы правильно выбрать направление.

Конечно, на случай, если мы снова окажемся в условиях карантина, у нас с супругой есть средства, чтобы прожить условно полгода. Или если потребуется дать дочери денег на случай ее возвращения из Японии, конечно, я смогу. Но на строительство гипермаркета у меня денег нет. Откуда? На каждом уровне профи — есть свои масштабы доходов. И на протяжении 20 лет я действовал в состоянии жесткого прессинга. Мне понадобилось много времени, чтобы доказать, что в своем деле я специалист. И стало это общепризнанным фактором несколько лет назад.

Сейчас я создаю инфраструктуру, которая позволяет мое знание и понимание использовать. Если бы мне дали денег 15 лет назад, все бы давно было, в том числе и школа, где можно было бы учиться экономике. Я, имея тот финансовый и административный ресурс, которые были у господина Кузьминова 25 лет, назад не сделал бы ВШЭ? Сделал бы! Без проблем. Я сейчас начинаю делать то, что они делали 25 лет назад… Успею или нет — это вопрос… Когда Кузьминов начинал, ему было 40 лет, а мне уже почти 60. Если я не успею, это будет грустно для страны, но мне уже будет все равно. Вот в это я инвестирую. И когда я разговариваю с потенциальными инвесторами, они понимают, что я не себе беру деньги, я не буду покупать яхту, не буду строить дворец на Рублевке… Мне это неинтересно!

И напоследок один совет — всем, кто планирует свою жизнь хотя бы на три месяца, категорически необходимо сегодня начать пересматривать свои планы и все конструкции, в которых он живет. И, может быть, не потому что будет плохо, а потому что будет по-другому. Я лично максимальным образом пытаюсь эту ситуацию до людей довести. Если угодно, это не только мой бизнес, но и гражданский долг.

18-05-2020

Комментарии

comments powered by HyperComments