За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Опыт

Как пережить «идеальный шторм»?

В «Сколково» состоялась открытая онлайн-конференция  о том, как бизнесу взаимодействовать в период изоляции и ее последствий

Новый кризис: надо искать копромиссы

Максим Решетников, Министр экономического развития Российской Федерации

Нельзя просчитать всех последствий

— Максим Решетников, министр экономического развития Российской Федерации заявил: «Предвидеть кризис, в который сейчас вступила Россия, было невозможно, так же, как пока нельзя просчитать всех его последствий». Также Максим Решетников считает, что власть делает максимум для поддержки бизнеса. Но даже пристальное внимание не поможет бизнесу избежать убытков. Предпринимателям не надо унывать и важно перестроиться на работу в условиях санитарных ограничений, которые могут быть продлены и дальше.

К сожалению, сейчас ситуацию определяют ограничительные карантинные меры, и для экономики — это главный антидрайвер.

Министр считает, что в споре между распространением болезни и бизнесом, выбор очевиден. Бизнес уже пострадал. Другой вопрос, что даже в этих краткосрочных стратегиях мы должны максимально постараться нивелировать краткосрочные последствия. При этом важно понимать, что мы столкнулись с кризисом с двух сторон: все карантинные мероприятия внутри страны (и они ограничивают экономическую активность), а с другой стороны — весь мир так делает.

Убытки будут во всех отраслях

В каждой отрасли — своя динамика. Надо понимать, что после снятия ограничительных мер ситуация будет тоже непростая. После своего открытия рестораны, кафе, магазины вряд ли наполнятся посетителями. Отток покупателей будет значительный во всех сферах бизнеса.

Возникающие из-за кризиса убытки придется распределять на всех: бизнес несет их в прямую, банки не дополучат проценты по кредитам, государство существенно потеряет в налогах.

Только сочетание и разделение убытков между всеми позволит пройти кризис. Остается вопрос — кому сколько достанется?
У предпринимателей образуется большой объем убытков, и оставлять их один на один с ними невозможно. Есть понимание, что государство может просто потерять малый и средний бизнес. Это невыгодно всем, именно поэтому поставлена цель максимально сохранить предпринимателей.

Про освобождение от налогов

В плане налогов государство пошло по логике отсрочки, но надо понимать, что к этому вопросу придется вернуться. Тех мер, которые приняли, явно не хватит.

Что касается освобождения от налогов, чтобы решать такие вопросы, нужно понимать ситуацию в целом и ситуацию в бюджете, доходы которого резко упали. Пока сложно принимать любые решения в налоговой сфере, помимо тех, что уже приняты. То есть, скорей всего этого не будет, как бы этого ни хотелось предпринимательскому сообществу.

Кроме, возможно, каких-нибудь отсрочек. Сейчас тот пакет возможностей, который копился для изменения налогов, скорее всего, реализован практически полностью.

Вопрос прямых субсидий

Самая большая зона риска — это малый и средний бизнес, сокращения, безработица. Именно это сейчас в фокусе внимания властей. Одной из мер поддержки может быть переориентация бюджетных расходов. Накопленные резервы как никогда кстати. Бюджетные расходы будут тем якорем, который в том числе будет держать экономику.

Что касается возможности прямых субсидий малому бизнесу, как это сделано в других странах — правительство такой вариант обсуждает, но решений на этот счет пока нет.

О приоритетных отраслях

Утвержденный властями список приоритетных отраслей не является догмой и может дополняться. Власти ориентированы на принятие в первую очередь отраслевых антикризисных мер, а не поддержки отдельных компаний. Какие-то сектора у нас сократятся, и мы должны готовиться к этому.
Тем не менее правительство намерено отслеживать положение дел в системных компаниях с большой выручкой и занятостью, чтобы у них не возникало проблем. Очень важно, чтобы рабочие места там не сокращались, цепочки кооперации не рвались, потому что это значительный пласт нашей экономики.

Мы не должны ставить экономику на стоп

Бизнесу не следует впадать в психоз из серии «все закрываем, садимся дома и все, жизнь закончилась». Нет, предприятия продолжают работать!
Мы не должны поставить экономику на стоп. Понимая, что в приоритете — здоровье людей, надо искать компромиссы. Чтобы соблюдать санэпидтребования, но при этом работать в новых условиях.

Ведь, может быть, в какой-то части ограничения останутся на чуть большее время. Например, в плане перемещений.
Это новая реальность, к которой мы идем. И мы не должны ждать, пока все закончится. Нужно приспособить экономическую ситуацию к новой действительности.

Макроэкономика и Россия

Олег Шибанов, профессор финансов, директор центра исследований финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ 

Что будет с ВВП в разных кварталах?

— Российская и мировая экономики сейчас испытывают огромное давление. Коронавирус, нефтяной вопрос и падение рубля. При этом ситуация меняется в режиме реального времени. Тем не менее мне, как макроэкономисту интересно наблюдать, как экономики реагируют на коронавирус.
Есть реальный прогноз, что будет происходить с ВВП в разных кварталах: минус 12% в первом квартале, а в третьем — наоборот, бурный рост. По итогам года можно спрогнозировать ВВП в районе нуля. Это существенное замедление для мировой экономики.

Goldman Sachs (один из крупнейших в мире инвестиционных банков) собрал мнения американских представителей малого бизнеса о грядущей ситуации. 51% предпринимателей кричат: «Ребята, мы не выдержим даже три месяца!»

Уже в феврале было заметно, что и в США, и в мире в целом экономика замедляет свои темпы, а в штатах безработица скоро вырастет до 30%. Март и вовсе окончательно настроил нас далеко не на самое хорошее.

Что делают центральные банки и правительства?

Практически все центральные банки существенно снизили ключевые ставки. Федеральная резервная система (ФРС) снова загнала её на отметку ноль. В России ключевая ставка осталась на уровне 6%, пока мы не видим сильного «убегания» инвесторов из российских гособлигаций, динамика относительно стабильная. Мы увидели, что ФРС не смогла сократить свой баланс и так и жила с 4 триллионами долларов вложений в рынок, в будущем ФРС будет вкладывать гораздо больше денег. Поэтому этот кризис очень многое поменяет в макроэкономике.

Совместить жесткий карантин и устойчивый ВВП практически невозможно, и в связи с этим мы возвращаемся к тем же 1-2%, только уже в минус. В целом, у нашей экономики подготовленность к кризису хорошая, но что будет на самом деле, покажет только время.

Результат действий ЦБ и МинФина

Очевидно, что нефтяные рынки сильно просели. Трудности перезаключения соглашения привели к тому, что мы сейчас находимся в сложной ситуации.

Несмотря на это, российский рынок, особенно рублёвый, более-менее стабилизирован именно действиями Центрального Банка и Минфина. И у того, и у другого есть инструменты, чтобы поддержать рубль, по крайней мере, в ближайшем времени. Если смотреть критически, речь о том, что сегодня курс относительно стабилен, хоть и он тоже довольно сильно просел, — это результат действий ЦБ и Минфина по естественному регулированию через бюджетное правило.

Если бы этой стабилизации не было, было бы, наверное, ещё хуже. Нефтяные рынки оказывают поддержку, потому что они пока не падают до 20 или 15. Если они упадут, естественно рубль ещё ослабеет.

Но тем не менее бюджетное правило стабилизирует рубль на том уровне, на котором он сейчас колеблется.

Мой способ сохранить свой бизнес

Михаил Кучмент, сооснователь «Hoff», выпускник программы Executive MBA Московской школы управления «СКОЛКОВО»

Максимально усиливаем маркетинговую активность

— Я уверен, что мы поборем вирус, и экономика восстановится, потому что правительства всех стран как никогда настроены по-боевому и будут максимально помогать. Но я думаю, что минимум год все будут находиться в достаточно тяжёлой ситуации, и здесь очень важно иметь запас прочности, чтобы пережить этот сложный момент. Начинающийся кризис будет уже третьим по счету кризисом, который переживает наша компания. Мы начинали во времена кризиса 2009 года, потом был кризис 2014 года. На самом деле, действия достаточно стандартные.

Первое и самое главное — это удержать продажи и клиентов. Мы максимально усиливаем маркетинговую активность, но ни в коем случае нельзя повышать цены, и я очень рад, что наши поставщики, которыми являются в первую очередь российские фабрики, нас в этом поддерживают. Несмотря на девальвацию рубля, мы не поднимали цены. И не планируем это делать в ближайшее время точно. Мы понимаем, что уровень платежеспособности населения снизился.

Развитие онлайн-направления

Мы не останавливаем развитие каких-то стратегически важных проектов, которые в первую очередь связаны с цифровой трансформацией компании, проектов, которые нам должны или улучшить клиентский опыт, или повысить нашу эффективность. Где-то мы мыслим дальними горизонтами, но в каких-то вопросах, принимаем решение сиюминутно. Сейчас идет активное развитие «онлайн»-направления. Надо понимать, что люди проводят дома больше времени, что означает потенциальную важность обустройства интерьера. Нужно мыслить категориями, и тогда вы обратите внимание, что категория «домашний офис» сейчас набирает обороты, опять же по причине «удаленки».

Также, сейчас максимально важна оперативность реакции на что бы то ни было: на падение трафика, на падение спроса, на переговоры с поставщиками и арендодателями... Все эти вещи нужно делать моментально. К примеру, если на твоих полках нет антисептика, то у тебя нет 3 месяцев для поиска нового поставщика. Сложившаяся ситуация — прекрасный стресс-тест для всех компаний.

Когда ты на 5-й передаче, всё быстрее и интереснее

Очень много людей сейчас говорят о поддержании иммунитета. Есть два основных способа поддержать его: минимум стресса и крепкий сон. Надо просто высыпаться и не загонять себя негативными мыслями в стрессовую ситуацию.

Желательно минимизировать общение с паникерами, не смотреть ежедневно на какие-то цифры, отписаться от различных групп в соцсетях, куда постоянно вбрасывают жуткие истории, и вместо всего этого заниматься бизнесом.

Это лучшее, что мы можем сделать — потратить энергию на полезные вещи.Не забывайте! Кризис — всегда ещё огромные возможности. Мы в нашей компании за неделю придумали столько же идей, сколько, наверное, за год не придумывали! В экстренном режиме, когда ты на «пятой передаче», всё происходит быстрее и интереснее. У нас команда настроена по-боевому. Мы видим для себя огромные возможности, слаженно работаем вместе, как единый организм. Наверное поэтому у всех нас очень высокая мотивация.

Не нарушайте хрупкую экосистему

Я призываю вас, в ситуации когда можно бороться за клиентов, за продажи, фокусироваться в первую очередь на этом. Мы, как и любые другие здравомыслящие предприниматели, ставим перед собой задачу максимально сохранить наш бизнес и сотрудников, перед которыми у нас социальные обязательства, сохранить всю цепочку поставок, продолжать покупать товары у наших поставщиков.

Это более 50 фабрик в России, на которых работают порядка 15 тысяч человек, и все они также зависят от нас, от покупателей. Не нужно нарушать эту хрупкую каэкосистему. Мы будем делать всё, что в наших силах, для того чтобы сохранить наш и не только наш бизнес.

Что нужно сейчас вашему клиенту

Максим Белухин, директор Центра executive-коучинга, развития и карьеры Московской школы управления «Сколково»

Вчера все работало, а сегодня перестало!

— Многие боятся неопределенности, даже не замечая, что её всегда очень много. Чем более высокий уровень занимает руководитель, тем больше у него неопределенности.

Если посмотреть на работу директоров любых крупных предприятий, то станет понятно, что им постоянно приходиться принимать решения при недостатке какой-либо информации. Большинство руководителей и собственников научились с этим достаточно хорошо работать, например, через постановку задач.

Но иногда бывает, что предприятие делает всё то же самое, но алгоритмы больше не работают, не приносят желаемого результата. И вот это и называется «кризис неопределённости». Как же быть?

Когда все вокруг рушится, надо смотреть на перемены

Очень большая ошибка сейчас — приходить к своей команде и говорить, что ты всё знаешь. На мой взгляд, для того чтобы поставить задачу, когда уже случился кризис неопределённости и когда уже всё плохо, есть два варианта: либо лидер всё-таки знает, что конкретно делать прямо сейчас, тогда он спасает бизнес, либо он не понимает, что делать. Во втором случае нужно просто прийти к команде и быть абсолютно честным, сказать, что произошел кризис, и хоть мы пока не знаем что делать, но скоро в этом разберемся.

Лидер ни в коем случае не должен демонстрировать панику. Порой для того, чтобы сплотить команду, достаточно лишь спокойной уверенности в том, что этот кризис а) очередной, не первый и не последний, б) в моменте не понятно, что делать, но мы понимаем, как сейчас будем это выяснять.

Слушай и ничего не обещай

Для того, чтобы построить новое направление вашей деятельности, которое будет полезным, для начала нужно поговорить с клиентами. Наша задача, как это ни странно, изучить мир через наших контрагентов и клиентов. Придите к ним и говорите в первую очередь о них.

Задайте им вопросы: «Что сейчас у вас происходит? Какая у вас цель? Что у вас получается? Что не получается? Что планируете делать? » А дальше просто впитывайте как можно больше того, что они вам скажут. Тем самым вы а) помогаете себе понять, что у вас происходит, б) помогаете вашему контрагенту понять, что ему надо структурировать, чтобы понять происходящее. И уже после этого, когда у него чуть-чуть сформировалась картинка, спросите его: «А что ты хочешь от нас в этой ситуации? Как бы мы могли тебе помочь во всех этих историях, которые ты нам сейчас рассказал? Что мы делаем хорошо, что плохо?» Дальше самый сложный момент: не надо соглашаться ни на что из того, что вам предложит контрагент.

Просто возьмите паузу, чтобы подумать. Главное, ничего не обещать. Вы должны дать не то, чего хочет клиент, а то, что ему сейчас нужно. Если вы не хотите слушать клиента и внедрять что-то сверх того, что уже умеете делать, это большая большая ошибка.

Евгений Каганер, проректор бизнес-школы СКОЛКОВО по академическим и образовательным вопросам:
— Многие говорят: «Мир не будет таким, каким он был до кризиса». Но здесь не всё так однозначно. Я думаю, что ещё больше государственных услуг будет предоставляться онлайн, и мы уже никогда не вернётся к оффлайну. Это хорошая новость. С другой стороны, в каких-то сегментах люди пресытятся онлайном и с большим желанием вернутся в оффлайн, туда, где они смогут получить живое общение. Отчасти это будет касаться и системы образования. Уже сейчас некоторые наши клиенты, особенно корпоративные, не готовы замещать традиционные офлайновые сессии онлайновыми на период кризиса. Они говорят: «Нет, мы лучше дождёмся, когда это закончится. Хотим, чтобы можно было всё пощупать руками». Думаю, скоро появится много низкокачественных онлайновых продуктов, что отодвинет часть потенциальных потребителей от самого продукта.

Александр Асмолов, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова:
— Великий психолог и философ Виктор Франкл говорил: «Тот, кто знает, «зачем», сумеет выстоять любое «как». Поэтому ключевой вопрос : понимаем ли, зачем с нами происходит то, что происходит? По каким причинам в разных местах планеты люди оказываются вынуждены идти на самоизоляцию?
Есть две стратегии, от которых зависит наше восприятие и принятие ситуации изоляции. Первая – это стратегия страуса, которая состоит в следующем: «Я не понимаю, что происходит, многие риски, о которых говорит телевидение и газеты — это переоценка кризиса, меня он обойдёт».
Перед нами эпидемия, которая является проявлением планетарной катастрофы и одновременно проверки на кооперацию, на взаимодействие и на умение жить сообща. Об этом сегодня говорят лучшие умы разных стран. Во Франции об этом говорит замечательный исследователь сложности Марен, в Израиле об этом говорит известный футуролог Кхарари. Везде говорят: «Что бы ни происходило, мы можем встретить эту катастрофу, эту беду только общими усилиями, и гигиена, изоляция — это спасение других и спасение себя».

Андрей Шаронов, президент Московской школы управления «Сколково»:
— Кризис — это такая удивительная иллюстрация наших взаимозависимостей. Казалось бы, выпадают далёкие для какого-то конкретного бизнеса отрасли, и валится вся пирамида, вся цепочка, потому что мы зависим друг от друга, мы — участники этой цепочки: неважно, производители или потребители.

18-04-2020

Комментарии

comments powered by HyperComments