За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
История успеха

Без резких поворотов

Владимир Сысолятин

Дата рождения: 25.05.1957 г.
Образование: Волчанское авиационное училище; Нижегородский социально-политический институт.
Карьера: 1981 г. — Кировский объединенный авиаотряд, командир вертолета МИ-2; 1995 г. — Финансово-промышленная группа «Вятка-Лес-Инвест», организатор; 2001 г. — Совет Фердации РФ, представитель от Кировской области; 2002 г. — зампредседателя Правительства Кировской области; 2006 г. — Кировский филиал ТГК-5, директор; 2007 г. — «АРМ Плюс», директор; с 2008 г. — «Нововятский лыжный комбинат», генеральный директор.

— Небо их не прощает, зато бизнес всегда строится на маневрах, — Владимир Сысолятин, генеральный директор Нововятского лыжного комбината

Мчался на занятия

— Никогда не возникало сомнений, кем быть. Все хотели стать космонавтами, а я скромно мечтал о карьере летчика. Отец — военный, 8 лет служил бомбардировщиком, его пример всегда был перед глазами. Послевоенная авиация — это небольшие скорости, скромных высотах — таковы были идеалы отца, на них я и воспитывался. Никогда не хотел быть истребителем или пилотом большого лайнера: заоблачные дали не привлекали. Для меня кайф — когда есть постоянный контакт с землей. Поэтому и пошел в вертолетчики.

Жили тогда с родителями в поселке Свеча, где ни о каком аэроклубе и речи не было. Пришлось ездить в Киров: до обеда работал (устроился тогда в сельской школе инструктором по вождению тракторов), потом садился на электричку и мчался на занятия. Дорога туда и обратно занимала 6 часов, возвращался домой уже за полночь. Вот это было первым испытанием на пути к мечте.

Каждый полет — это стресс

После окончания клуба по настоянию отца на 2 года пришлось оставить полеты. «Мужчину делает армия», — говорил он, тогда служба еще считалось почетной обязанностью. Мне поручили работу с высокочастотными передатчиками, после которой получил осложнение на правый глаз. Поэтому после армии пришлось еще год восстанавливаться. Но стремление стать летчиком за все это время не растерял и в итоге поступил и окончил Волчанское авиационное училище ДОСААФ.

Авиация накладывает отпечаток на характер: каждый полет — это экстремальная ситуация, и ты должен быть суперсосредоточенным. Готовность организма к молниеносной реакции отличает всех летчиков, и с годами она не исчезает.

Но главное правило, которое запомнил на всю жизнь — то, что за командира экипажа никто никогда не имеет право принимать решения. Хочешь — не хочешь, а привыкаешь брать на себя ответственность. Потому что отсутствие решения хуже, чем неправильно принятое решение.

И так до сих пор — я могу ошибаться, но не умею бездействовать. Это не всем нравится, особенно когда работаешь в административных органах: коллег задевает, когда ты принимаешь решение самостоятельно, не посоветовавшись ни с кем.


Надо что-то менять

Постепенно стал понимать, что перспектив у Кировского авиационного отряда нет. И время это подтвердило. Не так надо было вести хозяйство, а доказывать что-то со своего уровня невозможно. Встала необходимость вновь принимать решения уже для себя лично.

Человек каждые 5-7 лет должен что-то менять: либо вырастать в должности, либо делать резкий поворот. Иначе происходит опасное расслабление, вроде бы все знаешь и умеешь, а в итоге сбавляешь обороты и остаешься позади.

Становиться командиром звена или эскадрильи я не видел смысла, поэтому кардинально сменил занятие и ушел работать в лесную сферу.

 Лес зеленый, как доллар

Распространено мнение, что лес — средство, чтобы быстро обогатиться, тем более в нашем регионе. Если с вертолета посмотреть: лес зеленый, как будто в долларах…

На самом деле это нелегкий бизнес: если вести его честно и законно, много денег заработать не получится. И дело даже не в области, в России мало кто занимается лесной инфраструктурой: не выделяются деньги на лесоустройство, на восстановление леса, нет строительства лесовозных дорог. А это значит, что мы не можем освоить все массивы, потому что к ним не подъехать. Такой лес застаивается, падает, гниет...

Я часто сравниваю лесное хозяйство с сельским: вспомните, когда колхозы умирали, все уповали на фермеров. И где сейчас эти фермеры? Выжили только крупные хозяйства. В лесу та же беда.

 Владелец заводов

В свое время правительство предложило хороший закон о финансово-промышленных группах: предполагалось, что внутри них все будет основано на взаиморасчетах, а налоги станет платит только головная контора. Это могло дать положительный эффект. Тогда я и решил создать в Кирове первую ФПГ, которая оказалась единственной лесной во всей стране.

За командира экипажа никто никогда не имеет права принимать решения. Хочешь — не хочешь, а привыкаешь брать на себя ответственность

В нее вошли около 20 предприятий. Вместе мы искали новации в лесном производстве. За это время смогли запустить комбинат древесных плит «Новая Вятка». Предложили проект по фанерному комбинату. Сейчас заканчиваем наладочные работы на линии OSB-плит на лыжном комбинате. Хотелось бы продолжить проекты по переработке низкосортной древесины. До сих пор в городе нет целлюлозно-бумажного комбината, и для начала его строительства можно использовать часть инфраструктуры в Марадыково. Все карты в наших руках…

Поэтому в канун профессионального праздника желаю, чтобы у работников леса хватило выдержки и мужества воплотить все задуманные проекты.

 Я не бизнесмен, я управленец

«Быть, так быть первым», — говорил великий летчик Валерий Чкалов. Наверное, и у меня это стремление лидировать — из авиационного прошлого.

Хотя я и не люблю называть себя лидером бизнеса. Лидер — это тот, кто достиг вершины и остановился. Для меня стагнация не приемлема, пусть лучше планка будет завышена, чтобы не расслабляться.

На себе ощутил особенность работы во власти: чтобы ты ни делал, спасибо никогда не скажут, скорее, найдут, за что ущипнуть

Да и бизнесменом никогда себя не считал. В моем понимании это коммерсант, который стремится лишь к наживе, для кого важны большие обороты. Себя же скорее отношу к управленцам и администраторам.

Хороший управленец — тот, кто способен пригласить к себе в команду сильных специалистов, объединить их общей идеей, и уметь спросить с каждого. Часто руководители берут себе таких подчиненных, которых можно все время «бить по голове» — и это главная ошибка. Надо набирать умных замов по разным направлениям и не бояться, что вас подсидят. Потому что сами вы никогда не будете знать больше, чем узконаправленные специалисты, нельзя разбираться во всем. Но объединить их знания в одно целое – это уже ваша задача. В этом и заключается талант управленца: будешь бояться — ничего не получится.

Политика займется тобой

Говорят, если твой бизнес дорос до определенных объемов, ты вынужден будешь стать депутатом. Есть даже шутка: если ты не займешься политикой, политика займется тобой.

Так совпало, что после 7 лет в бизнесе мне предложили работать в правительстве — случился еще один резкий поворот.

И тогда я на себе ощутил особенность работы во власти: что бы ты ни делал, спасибо никогда не скажут, скорее найдут, за что ущипнуть. Плюс ко всему, принимая решения, создавая условия тому же бизнесу, результата ты все равно не увидишь — в конце цепочки будет стоять другой, ему и пожинать плоды твоих стараний. А не получая отдачи, начинаешь дико уставать.

Три месяца я исполнял обязанности Председателя Правительства Кировской области. Но желания задержаться в кресле губернатора не возникло. Это огромная ответственность, которая давлеет над тобой и днем, и ночью. Допустишь ошибку, и она скажется на сотнях, на тысячах людей. Надо сильно морально себя готовить, чтобы взвалить такую ношу. Тяжела шапка Мономаха, а в нашей области особенно.

Единственное, что бы предложил — развести должности губернатора и Председателя правительства. Губернатор обладает представительскими функциями, он должен заниматься стратегией, моделированием. И не взваливать на себя роль «рабочей лошадки», не разгребать сиюминутные дела — это как раз работа председателя правительства. При завале текущими проблемами никогда прорывной план не разработать.

Лыжные новинки

Отработав 5 лет в правительстве, я вновь сменил путь — вернулся в лес. Прошло время, но модернизация в этой отрасли не потеряла своей актуальности. На Лыжном комбинате мы улучшили технологию производства паркета. Но столкнулись с парадоксальной ситуацией: наш паркет берут все регионы, включая Москву, самые низкие продажи только в Кирове. Не надо доказывать, что паркет намного экологичнее и теплее ламината, при этом разница в стоимости оказывается не столь значительной. Неужели и здесь нет пророка в своем Отечестве?

И название комбината не забудем подтвердить — сейчас ведем программу глубокой модернизации лыжного производства, чтобы выйти по спортивно-беговым лыжам на уровень «фишеровских». Есть и более амбициозные планы — запустить выпуск горных лыж, которые в России до сих пор никто не делает.

Проигрывать всегда тяжело, но приходится

Я сам нередко увлекаюсь зимними прогулками, покупаю только наши лыжи. Но больше все же люблю не бегать, а лететь с горы, и экипировку хочу иметь собственного производства, а не импортную.

Спорт для меня как глоток свежего воздуха. Это тоже привычка со времен полетов.

Чтобы быть всегда в форме, надо уметь отдыхать, выключаться. Сон – не лучшее средство, намного эффективнее в футбол поиграть. Раньше увлекался большим теннисом, сейчас 2 раза в неделю играю в хоккей. Соревнуемся двумя ветеранскими командами «Щит» и «Русская страсть»: в нашей – силовики, а среди соперников – спортсмены и чиновники. Раньше мы чаще побеждали, а в прошлом году провалили сезон. Конечно, проигрывать всегда не весело, но приходится. Так и в бизнесе — не все получается на 100%. Но поражения бывают разными. Говорят, можно проиграть сражение, чтобы выиграть войну.

Раз научился летать, уже не забудешь

Давно не оставляет мечта купить свой вертолет: хочу показать детям все красоты нашего края. С удовольствием бы сейчас полетал, все ощущения помню. Это, как на велосипеде: один раз научился, уже не забудешь.

В воздухе резких поворотов не допускаю. А на земле их предостаточно. Готов ли буду совершить новый? Думаю, что да.

Комментарии

comments powered by HyperComments