За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя

Бизнес на хобби

Первые турниры

Андрей Михеев: Я — профессиональный игрок, с детства увлекался киберспортом. В 2011 году на играх зарабатывал 10 тысяч в месяц. Родители меня не особо поддерживали, мечтали, чтобы я нашёл «нормальную, стабильную» работу. И я пошёл на завод. Но киберспорт не бросил. В то время был популярен StarCraft, в Москве проходили турниры. Чтобы попасть на них, нужно было пройти отборочные состязания в Кирове. Я не сомневался в своей победе. Проблема в том, что в Кирове не было никого, кто бы эти состязания организовал. И это стало мотивацией к тому, чтобы проводить турниры самому. Меня в этом поддержал Паша.
Павел Шапкин: Андрей запускал через веб-камеру трансляции своих игр. И я видел, как мы, например, приезжали в Нижний Новгород и его на вокзале встречали люди с плакатами. Или приезжали фанаты из других городов, чтобы просто посидеть в его кресле и посмотреть, как он играет. Я тогда подумал: в этом что-то есть! Зрители смотрят игры, на этом можно как-то зарабатывать. Тогда занимался организацией концертов. И это очень похоже на организацию турниров. По сути, это один тип бизнеса — event-индустрия.


А.М.: Мы начали проводить локальные турниры в Кирове. Тогда я решил, что можно параллельно делать то, что нравится, и то, что не нравится: заниматься киберспортом для души и работать на заводе ради денег. Какое-то время получалось совмещать. Но киберспорт, турниры стали занимать всё больше времени. В какой-то момент я понял, что завод уже несовместим с тем, чем я хочу заниматься. И понял, что пусть я буду зарабатывать 10 тысяч и есть картошку, но буду чувствовать себя счастливым. Чем буду зарабатывать 25-30 тысяч и буду чувствовать себя абсолютно несчастным. Написал заявление, уволился. И целый месяц боялся признаться в этом папе.
Николай Веснин: Моя история чем-то похожа на историю Андрея. В 10 лет я увлёкся киберспортом и стал пропадать в компьютерных клубах. Родители увлечение не разделяли. Ругали меня, пытались не давать денег. дома прятали шнуры от компьютеров. Но я находил способы играть, и в своей дисциплине — Counter-Strike — достиг неплохих результатов. Стал участвовать в российских турнирах, объездил множество городов. И нигде мне не нравилась организация. Казалось, что соревнования проводят люди, которые не влюблены в игру и не уважают участников. Поэтому я решил организовывать турниры сам.
П.Ш.: Мы начали двигаться параллельно. Я и Андрей проводили свои турниры, Коля — свои. Всё было максимально просто: брали на день какой-то кировский компьютерный клуб, делали рекламу, приглашали геймеров. С их взносов половина шла в призовой фонд, половина — нам. Это был способ заработать небольшие деньги.
Н.В.: Однажды ребята проводили турнир по FIFA и Point Blank в Доме молодёжи. А через неделю там же должен был состояться мой турнир по Counter-Strike. Директор Дома молодёжи предложила нам объединиться и дала контакты Паши. Но я не написал и не позвонил. Спустя какое-то время меня добавили в онлайн-конференцию, посвящённую одному из их турниров, который я начал критиковать в сообщениях. И Паша мне ответил: если можешь лучше, приходи и сделай сам.
П.Ш.: И он пришёл и сделал. Со следующего турнира мы организовывали всё вместе.
Коля был убеждён, что нам нужно обязательно добавить дисциплину Counter-Strike. Мы прислушались, в итоге именно Counter-Strike нас сильно продвинул.

Вперёд и вверх

Н.В.: Первый совместный турнир в Кирове мы провели в 2013 году. Это был Uprise Champions Cup с призовым фондом 100 тысяч рублей. Мы собрали полный зал зрителей и поняли, что нужно выходить на всероссийский уровень. Следующий наш турнир был уже в Москве. Его в прямом эфире смотрели 24 тысячи человек. Тогда мы подумали: а почему бы нам не сделать турнир в Европе? Сделали! И так постепенно начали захватывать весь мир.
П.Ш.: В 2013 году уже было понятно, что киберспорт — очень перспективное направление. И сам мир нас толкал к организации международных турниров. Потому что рынок в Кирове, в России не был так сформирован, чтобы нам было достаточно денег на нём. Чтобы вы понимали, сейчас призовые фонды киберспортивных турниров исчисляются десятками миллионов долларов! Например, у турнира по Dota, который пройдёт в октябре, — призовой фонд 37 миллионов.
Мы понимали, чтобы иметь большие рекламные бюджеты, нам нужны большие охваты, лучшие команды. Поэтому сначала мы вышли из Кирова в Москву. На турнир при­ехали команды, в том числе из СНГ. Это было очень круто: классное мероприятие в центре Москвы, которое посетили 4 тысячи человек. А потом мы увидели цифры в интернете. Коля уже сказал, что в прямом эфире турнир смотрели 24 тысячи человек. А всего трансляция за 2 дня собрала миллион просмотров! Тогда матчи турнира взяли себе букмекеры. Люди делали ставки и шли смотреть трансляцию. И тогда мы осознали, что у нас есть доступ к огромным рекламным возможностям, мы ничем не ограничены и всё, что нужно, чтобы расти, это привлекать на турнир всё более крутые команды. Дальше уже все турниры, которые мы делали, мы размещали в букмекерских конторах, которые стали источником нашего трафика. Пошёл мощный рост.
Каждый следующий турнир был всё больше. Мы проводили игры везде: в США, Европе, Китае, Океании, Африке. В позапрошлом году мы сделали турнир для участников из 80 стран!

Новый уровень

П.Ш.: Когда мы накопили достаточно опыта в проведении турниров, к нам стали обращаться крупнейшие международные компании в сфере киберспорта, которым нужна была помощь в организации. Это стало следующим этапом нашего роста.
Китайская компания «Алибаба» проводила у себя турнир — аналог чемпионата мира. Им нужно было провести отборочные в каждой стране мира и привезти победителей в Китай. На первом этапе мы договорились, что сделаем для них эксклюзивные отборочные игры в России. Они были невероятно вдохновлены тем, как мы это сделали.
Н.В.: Когда мы начиная работу с «Алибаба», у нас сразу был план в перспективе делать им отборочные по всему миру. Поэтому на первом этапе, когда мы забрали только нашу страну, мы решили, что почти все заработанные деньги инвестируем в турнир, чтобы он получился фантастическим. Мы стремились превзойти ожидания. И через 2 года мы подписали с «Алибаба» долгосрочный контракт на организацию турниров по всему миру.
П.Ш.: Что такое турнир по киберспорту? Почти тот же концерт мега-звезды! Есть сцена с большим экраном, и на ней вместо артиста сидят 10 игроков, а на экран проецируется то, что у них происходит за компьютером. Это шоу, которое проходит на крупнейших стадионах мира!
Самый большой кайф от турнира — это осознание его масштаба. Когда в нём участвуют самые мощные международные киберспортивные команды. Такие, как, например, NaVi и Virtus.pro. И когда эти команды стали появляться на наших турнирах, это грело душу.

Турнир на 80 стран и организация трансляций

Н.В.: Турнир для 80 стран — это ещё один уровень работы. Это онлайн-событие, которое полностью проходит в интернете. Когда нам поставили задачу провести его, мы проанализировали, на каких сайтах собираются игроки в каждой из стран, договорились на рекламу на этих площадках, и в итоге все эти геймеры из 80 стран скооперировались у нас на сайте, который мы сами написали. над тем проектом работало почти 200 человек. 50 — сотрудники нашей компании, 150 — координаторы и комментаторы в странах.


П.Ш.: И это вторая часть нашего бизнеса — организация трансляций. На языке каждой страны, которая участвовала в турнире, у нас были комментаторы. У нас построены студии, откуда мы делаем красивую картинку и отправляем её по всему миру. Комментаторам остаётся озвучить её.
Если на примере концерта: в зале сидят зрители, на сцене — звезда. И самые крутые концерты транслируются в интернет. Мы поняли, что больше всего зрителей именно в Сети. Поэтому направление онлайн-трансляций у нас очень мощно развито.

MANA

Н.В.: Компьютерный клуб — это мечта детства. Когда уже появилась UCC и мы проводили турниры, я подумал — почему бы не открыть свой клуб. И впервые я поднял эту тему 3-4 года назад. Паша меня поддержал, а вот Андрей был настроен скептически. Тема заглохла.
Хотя в Москве компьютерные клубы были уже очень популярны. Они начали вновь открываться в 2013 году. Тогда и компьютеры снова стали стоить дорого, и киберспорт начал набирать обороты. Компьютерный клуб стал идеальным местом, где можно поиграть, пообщаться, найти единомышленников в команду.
Мы это всё видим. И пару лет назад я снова поднимаю тему. Вместе с Пашей мы уговариваем Андрея и начинаем искать помещение.
П.Ш.: Неожиданно нас находит Иван Крутихин, президент КССК и тоже любитель киберспорта. Он узнал, что мы занимаемся компьютерными играми, и пригласил на встречу. Мы рассказали ему об идее MANA, он загорелся ею и присоединился к нам, выступил инвестором.
Н.В.: И я поехал по России: в Ульяновск, Чебоксары, Нижний Новгород, Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург. Везде ходил по самым популярным компьютерным клубам, анализировал плюсы и минусы. На это ушло месяца 3. После этого в течение полугода мы написали полноценный проект MANA, нашли свою концепцию. И когда строили первый клуб, знали, что их будет минимум 10.
П.Ш.: Первый клуб мы открыли на улице Риммы Юровской. Выбрали район с множеством школ. Та MANA рассчитана на подростков до 18 лет, школьников. Там и оформление соответствующее, и услуги.


Н.В.: Клуб на Ленина рассчитан на более взрослую аудиторию. И он отличается от первой MANA. Там до сих пор нереальный ажиотаж, попасть в клуб в прайм-тайм, не забронировав место за день, практически нереально.
Нашей целью было создать не просто клуб, а место тусовки. Там есть пуфики, столики, за которыми ребята могут бесплатно сидеть, играть в настолки. Есть зона кинотеатра, где мы транслируем стримеров.


При этом каждое игровое место продумано до мельчайших деталей: ширина, глубина и высота стола, толщина столешницы, кресло, положение монитора и так далее. Словом, мы продумали всё, что не продумано в других клубах России. Сейчас дорабатываем услуги: скоро появится горячая еда, мерч.
П.Ш.: Мы вложили в открытие клуба 29 млн, а многие клубы открываются с бюджетом всего 5 млн. Знаете, можно открыть ларёк с мармеладом в ТЦ и просто использовать трафик, который ходит мимо. А можно построить пространство, которое станет культурным центром. И когда мы много инвестируем в проекты, мы уже не используем трафик, как мармеладный ларёк, а сами становимся магнитом. Например, Бургер Кинг приезжал из Москвы и рассматривал возможность открытия своего ресторана именно рядом с MANA, потому что мы привлекаем трафик.
А.М.: Мне кажется, нас выбирают просто потому, что люди стремятся к лучшему. Когда делаешь качественный продукт, людям кайфово. MANA — классное место, куда хочется попасть.


Центр киберспорта MANA в «Алых парусах»

П.Ш.: У нас в планах открыть 15 клубов. В Кирове — до 5. Уже в следующем году откроем Центр киберспорта MANA в «Алых парусах», который выведет культуру компьютерных клубов на совершенно новый уровень!
А дальше — другие города. Долго выбирали, как нам развиваться, через франшизы или сеть филиалов. Решили через филиалы. Для открытия рассматриваем ближайшие города — Ижевск, Ульяновск, Чебоксары, Казань.
С точки зрения бизнеса, в России 13 городов-миллионников. Вся активность в основном там. Но если взять города с населением 200 тыс., их в России 190. И про них часто забывают. А мы считаем, что развитие через регионы — мудрый путь.

Принципы в бизнесе

Н.В.: Самое главное — никогда никому ни в чём не врать. Быть честным по отношению к партнёрам, внутри компании, друг к другу. Во всём.
А.М.: У меня скорее даже не принцип, а черта характера: стоять за результаты заказчика иногда даже в ущерб себе.
П.Ш.: Важна открытость. Мы друзья. История мирового бизнеса знает множество случаев, когда люди становились врагами из-за ситуаций в бизнесе. Но есть и истории, когда компании, основанные друзьями, становятся успешными. Мы работаем над нашими бизнес-отношениями, как работают внутри семьи. Если что-то тревожит, мы садимся разговаривать, проговариваем боли. Порой доходило до драк, до битья посуды. Но именно в этой открытости, честности, желании разговаривать друг с другом и заключается залог того, что компания развивается.

ул. Риммы Юровской, 2а
ул. Ленина, 101а

22-09-2021

Комментарии