За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя

Рождённый строить города

Послевоенное детство

— Я родился сразу после войны. Моё детство прошло в Курской области, которая 2 года находилась под гнётом немцев. Следы боёв сохранились там надолго. Помню, год, наверное, 1949, мне 3-4 года. Гуляем с друзьями, а вокруг траншеи, разбитые танки, снаряды, пушки. Большие города уже приводили в порядок, но мы жили в глубинке, в маленьком Льгове.

Эта послевоенная разруха — самое яркое впечатление детства. Наш барак с печкой на улице, руины домов… Я рос в этом. Уже в подростковом возрасте я стал понимать — страну нужно отстраивать заново. Поэтому после 8 класса у меня не было вопроса, куда поступать. К тому же рядом, в Курске, был строительно-монтажный техникум. Туда и пошёл учиться в 1961 году. Кстати, вместе со мной учился Владимир Винокур. Тот самый юморист.

Строю всю жизнь

После техникума меня направили на практику на Ижевский автозавод, потом армия. После службы заочно окончил Ухтинский индустриальный институт. В 1970-м вернулся на Ижевский автомобильный завод, это была моя первая большая стройка. А в 1973 году по партийному набору меня направили в Киров на должность начальника строительно-монтажного управления.

Так и получается, что строю я всю жизнь. Ничем другим никогда не занимался.

В 1985 году в Киров на должность первого секретаря местного обкома КПСС приехал Вадим Викторович Бакатин. Он назначил меня главным инженером Главкировстроя. И вместе мы начали крупные проекты: реконструкцию Домостроительного комбината, строительство промышленных предприятий — Приборостроительного завода, Шинного завода, Сельмаша, начали застраивать юго-западный район.

В 1988 году меня назначили начальником производственно-распределительного управления Минмонтажспецстроя СССР. На должность меня пригласил сам министр. И, если говорить просто, я и моя команда из 5 человек были его глазами и ушами в Кировской области. Мы руководили всеми монтажными управлениями региона, тогда их было 17.

А потом пришла перестройка…

Новое время — становление

В один день часть министерств, включая Минмонтажспецстрой, ликвидировали, и я остался один на один с небольшой командой. Кроме чубайсовского ваучера за 10 рублей у меня ничего не было. Пришлось крутиться, чтобы выжить. Какой только работой ни пытались заниматься: торговали отделочными материалами, офисной мебелью, возили арбузы и вино из Абхазии. Это был переходный период.

Параллельно я начал собирать команду строителей. Набрал кредитов и начал строить первый дом на Воровского: заключил договор с ДСК. Они дом возводили, а мы реализовывали квартиры. Тогда как раз начались бурные продажи, так как жильё раздавать перестали. Людям пришлось его покупать.

Заработали что-то на первом доме, начали проектировать следующий, потом ещё один. Потихоньку стали «обрастать жирком» и решили строить в центре. Выбрали площадку в квартале улиц Карла Маркса, Герцена, Молодой Гвардии, там сносили гнилые деревяшки, расселяли людей. И возводили уже нетиповые дома, которые были интереснее по цене. Заработали на этом. Стали закупать строительные машины.

А потом приобрели СМУ-2, которое в советское время занималось промышленным строительством. Это интересная история. СМУ тогда увязло в долгах, и его начальник Игорь Андреевский пришёл ко мне. Рассказал о тяжёлом положении управления, о долгах, отсутствии денег на зарплаты сотрудникам, о том, что какие-то сомнительные люди скупают акции, забрали уже 30%! Предложил мне купить оставшиеся.

Денег на акции у меня не было, и я предложил взять их в доверительное управление. Встретился с сотрудниками СМУ-2, убедил их в своём решении. Мы набрали более 50% акций, создали совет управления.

И тут ко мне пришли с угрозами собственники тех выкупленных 30%. Я им объясняю: мы деловые люди, у нас свои акции, у вас — свои. Предприятие работает, все получают свои дивиденды. Они ушли, вернулись через месяц. Говорят: выкупай наши акции! Договорились, отдали им в счёт оплаты трёхэтажное здание конторы СМУ-2. А себе оставили производственную базу, на которой начали готовить свой бетон.

Чистые пруды

К 2006 году мы выросли настолько, чтобы замахнуться на масштабный проект. При точечной застройке особо не развернёшься. Максимум поставишь игровой комплекс во дворе дома. А нам хотелось чего-то глобального. И мы начали искать подходящую площадку.

Когда решили строить Чистые пруды, надо мной смеялись — ну куда ты полез, там же голое поле, болото, нет ни сетей, ни воды, ни газа, ни тепла. Ничего! По сути, мы начали возводить первый в современной истории города микрорайон с нуля. Зашли в него в 2006, а в 2008 году сдали 3 первых дома и свою газовую котельную.

И это была, пожалуй, самая сложная наша стройка. Чтобы обеспечить дома теплом, нужно было протягивать теплотрассу от ТЭЦ-5, энергетики нам выставили условия: не просто заплатить за подключение, но и поменять насосы на ТЭЦ, провести там реконструкцию. Это затраты на половину стоимости микрорайона! Мы отказались и начали строить газовую котельную — первую в Кировской области на 50 МВт. 

Мы проектировали её на две первые очереди микрорайона — справа от улицы Чистопрудненской. Но так как наши дома очень энергоэффективны, а потеря тепла от котла до дома минимальная, всего 3-4 градуса, мощностей котельной хватило и на левую сторону, ещё на три очереди.

Преимущества налицо: жители микрорайона не зависят от решения городских властей в вопросах включения и отключения тепла. Стало холодно, дали отопление, жарко в апреле — выключили. Это ещё и экономия на квартплате!

Кстати, именно мы были инициаторами строительства мостового перехода, предусмотрели его в проекте. Потому что ездить через узкое дорожное горло в микрорайон, который по населению больше, чем Вятские Поляны, нереально. Также в проекте сразу предусмотрели детские сады и школы, больничный комплекс.

После Чистых прудов взяли курс на строительство микрорайонов. Мы видели: чтобы реализовывать масштабные проекты, нужна своя производственная база. И начали искать площадку под неё. Ещё в советское время за ДСК начинали строить вторую очередь. Там остался заброшенный цех, который кто-то приватизировал. Мы нашли собственника, выкупили строение. И на базе этого цеха начали организовывать первое производство.

Тогда в мою команду уже пришли сыновья. На выставке в Германии они увидели конвейерное производство элементов панельного домостроения. Под него мы построили отдельный цех. Шеф-монтаж оборудования делали немцы.

Многие не понимают разницу между панелями, из которых построены дома в юго-западном районе, и нашими. Это совершенно иная технология, иные дома и по звукоизоляции, и по теплоизоляции. Те, кто живёт в наших новых домах, это видят.

Социальная ответственность

Сейчас идут серьезные дебаты и разговоры о том, должны ли строители возводить объекты социальной сферы: школы, садики, больницы. В законе о муниципальном образовании прописано прямо — это полномочия муниципальных и государственных властей. Наши полномочия — платить налоги. А уж на эти налоги власти должны создавать соцсферу.

Понятно, что денег в бюджете на всё не хватает. Но и перекладывать ответственность на плечи строителей нельзя. Давайте разберемся, из чего складывается цена м2. Из затрат на строительство, плюс налоги, плюс рентабельность. Так с любым продуктом. Это рынок. Да, мы можем построить и школу, и садик, но тогда эти затраты положим в стоимость м2. Представляете, как вырастет в цене жилье?

При этом мы, действительно, берём на себя социальную ответственность. Просто это не всегда заметно. Например, школу в Чистых прудах мы строили на свои деньги. С нами рассчитались только в конце строительства. А проектировали её бесплатно. При этом стоимость такого проекта — порядка 29 млн рублей. Мы не претендуем на эти деньги. Это наш микрорайон, и мы готовы в разумных пределах вкладываться в его развитие.

Мы спроектировали 3 садика в Чистых прудах, два в Озерках. Стоимость проекта одного садика — 7-8 млн рублей. А мы безвозмездно передали всю документацию городу.

Набережная в микрорайоне Солнечный берег обошлась нам в 14 млн рублей. Это тоже наш подарок городу.

Среда для жизни

А вот что точно должны создавать строители в своих микрорайонах — это комфортную среду для жизни. Не просто возводить стены в квартире, а делать хорошие дворовые площадки, объекты инфраструктуры.

У нас в каждом дворе есть спортивные объекты: в одном — баскетбольная площадка, в другом — хоккейная, в третьем — футбольная. Есть детские городки, парковые зоны с дорожками, где могут гулять мамы с колясками и велосипедисты.

Помню, когда сдавали первые дома в Чистых прудах, мы сделали и зелёную зону сразу, и детские игровые комплексы. Один из тогдашних депутатов спросил меня: «Алексей, а ты с одной песочницей дома бы не сдал?» Да, конечно, сдал. Но себя бы не уважал.

Мы строим, чтобы люди могли не только находиться в своей квартире, но и отдохнуть во дворах, поиграть, погулять. Только в таком случае мы сможем назвать себя хорошими строителями.

Семейный бизнес

Сыновья пришли работать в компанию не сразу. И исключительно по своему желанию. Я не настаивал. И Павел, и Никита по образованию менеджеры по управлению бизнесом. После института занимались бизнесом, покупали, продавали. А потом пришли ко мне. Я спросил, кем они себя видят в компании. Павел — коммерческим директором, Никита — финансовым.

Представил их коллективу. Начали работать. И первое, что они сделали, предложили мне новую схему управления компанией. У нас же раньше как было? Мы привыкли, что начальник строительного подразделения отвечает за всё: за материалы, за транспорт, за налоги, за финансы. Из-за этого в работе были сбои.

Сыновья предложили разделить всю деятельность компании на сектора и во главе каждого поставить ответственного. За транспорт отвечает один, за подготовку к строительству — второй, за строительное производство — третий. И работа сразу пошла активнее. Каждый занимается своим, и все знают, с кого по какому вопросу спрашивать. А мне как руководителю осталось только «флаг носить».

Легко ли работать с сыновьями? Легко! На работе мы забываем личное, мы — коллеги. А дома — семья.

Делать своё дело так, чтобы людям было хорошо

Моя жизненная позиция — делать своё дело так, чтобы тем, кто пользуется твоими трудами, было хорошо. Люди всё видят и благодарят.

В Чистых прудах мы сейчас строим храм Рождества Пресвятой Богородицы. На свои деньги, не епархиальные. Это огромные затраты, но мы понимаем, что люди нуждаются в этом. Точку для храма мы определили ещё при проектировании микрорайона. Сегодня он почти готов, и жители Чистых прудов очень благодарны за это. Как только мы освятили место под храм и поставили закладной крест, священнослужители попросили нас поставить палатку. И там сразу начались воскресные службы. Потом они перешли в цокольный этаж, сейчас служат уже в главном зале.

Счастливый человек

Я вижу себя созидателем. Мне приятно смотреть на то, что я создал. Это памятники не только на всю жизнь, а на многие поколения. Как сказал владыка Марк: «Вы не представляете, как благодарно вам будет не нынешнее поколение, а будущие». Это приятно!

Могу назвать себя абсолютно счастливым человеком. У меня прекрасные дети, внуки, правнуки. В этом моё счастье! А ещё в том, что мы успешны. Мы не просто делаем свою работу, а получаем удовольствие от результатов труда и благодарность от тех, кто пользуется ими.

22-10-2021

Комментарии