За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Два мнения

Два мнения о благотворительности


Константин Ворончихин

Дата рождения: 14.10.1980 г.

Образование: Вятская сельхозакадемия, экономический факультет.

Карьера: сценарист, фрилансер, писал сценарии для команды КВН «Вятка-Автомат», 2007 г. — в числе авторской группы «Большой разницы» (Первый канал), сценарист проектов «Стенка на стенку» (Первый канал), «Евровидение по-нашему» (СТС), один из авторов идеи проекта «Ты смешной!» (НТВ); 2011 г. — автор проекта «Роднополисы».


— Меценатство в России носит вид забавы или понтов, — Константин Ворончихин, автор проекта «Роднополисы»

Как кости со стола собакам

— Есть компании и их руководители, которые ведут благотворительные проекты, как раньше барин кидал кости со стола собакам: со смесью некой спеси, жалости и забавы. Кто-то пытается благотворительностью заработать, собирая бонусы, что свел на каком-нибудь балу пару губернаторов, замминистра и тройку нефтяных царьков. Есть представители, которые хотят казаться цивилизованными людьми на фоне «пещерных народных масс», поэтому играют в аукционы с продажей своих платьев, картин… Собирают на этом два-три миллиона рублей, разъезжаются радостные, не понимая того, что очистили каплю сточных вод из огромного океана дерьма, который снова втянет эту каплю обратно, как только они отвернутся.

А есть братки, силовики и другие ребята, на которых много крови и еще больше пороховой пыли, которые считают, что совесть можно выкупить обратно. Они не только строят церкви по чертежам публичных домов, но и широким жестом могут дать на лечение и обучение. Только чтоб много и по-пацански. Еще есть страдальцы: детдомовцы, инвалиды, спортсмены, творцы, заработавшие бабла и возвращающие его системе, в которой они выжили вопреки всему. На самом деле это должно делать государство, но в половине случаев в России все двигается вперед или выживает только благодаря личному фактору.

Налог на совесть

С каждым годом наши отчисления на благотворительность растут, как бы Путин не выкидывал такие статьи из вычетов налогооблагаемой базы в страхе перед независимыми НКО. Но чаще всего это налог на совесть, а не реальная благотворительность.

Чистая помощь ближнему тем ценнее, чем больший и важный кусок ты отрываешь от себя. Мы же все, и я в том числе, если и помогаем, то только так, чтобы самому было на что жить. И аргументация есть: лучше я буду сейчас зарабатывать и понемногу отчислять, чем все отдам и буду сам просить. Но!

Заведя благотворительность в систему, как плата за Интернет или телефон, мы все меньше сжимаем душу при каждом таком случае помощи. Прочитал заметку — рак у ребенка — перечислил. И все — спокоен. Но не купить за деньги внимания, разговора с живым человеком.

Запад не кипишует

На Западе тоже не одни «исусики» живут... Но там за годы эволюции бизнес-этикета выработался определенный уклад. Сначала зарабатываешь ты, а затем часть этого просто так отдаешь на социальные нужды системы, которая тебя выпихнула наверх. Не так, как у нас — разовыми акциями с шампанским и устрицами в Монако, а по-взрослому, с организацией фондов, системой мониторинга, программами, которые направлены не на кипишь и освоение денег, а на результат.

Там бизнесмен заинтересован в прозрачности фонда, потому что иначе пресса и общественное мнение съедят и его, и его бизнес. У нас никто не съест, пока Путин «доктора не пришлет», поэтому на общественное мнение всем начхать.


Леонид Яфаркин

Дата рождения: 28 июля 1958 г.

Образование: Казанский инженерно-строительный институт, инженер-строитель; Всероссийский заочный финансово-экономический институт, экономист; кандидат экономических наук.

Карьера: 1976-1977 гг. – Нижнекамский нефтехимический комбинат, аппаратчик экстрагирования; 1981-1986 гг. – Зуевская межколхозная передвижная механизированная колонна, электрик; 1986-1989 гг. – начальник асфальтобетонного завода, колхоз «Ударник» Нолинского района Кировской области; 1990-1997 гг. – СП «Хад-Дон-Вятка», генеральный директор; 1997-1998 гг. – научно-производственное предприятие ВНИТУР, генеральный директор; 2004-2006 гг. – советник губернатора Кировской области; с 2006 г. – ООО «Кировский завод охотничьего и рыболовного снаряжения», председатель совета директоров.

В настоящее время учредитель группы предприятий, председатель совета директоров, советник главы города Кирова, помощник депутата Государственной Думы, помощник сенатора, президент Федерации тенниса Кировской области.

— «Век разрушали, век будем восстанавливать», — слова Патриарха Алексия Второго врезались мне в память, — Леонид Яфаркин, учредитель группы предприятий

Традиции стерли одним махом

— Почему нас до сих пор пытаются убедить, что благотворительность — это стыдно? Дают о себе знать отголоски советской эпохи? Когда 70 лет нам четко внушали, что все равны, нет богатых и бедных, нет нуждающихся, а благотворительность — не больше чем подачка. Традиции меценатства, поддерживаемые в дореволюционной России, стерли одним махом.

Три завтрака не съешь

Сегодня много тех, кто говорит: «Это сколько ж он согрешил, что храмы строит?!» Но они просто еще не дозрели, не прочувствовали всей глубины жизни, у них мало опыта. С собой в могилу ничего не унесешь и три завтрака не съешь, все останется в этом мире. Поэтому, если есть возможности, надо помогать тому, у кого их нет...

Я помню глаза бабушек после того, как построил в родной деревне первый храм. Не для замаливания своих грехов, нет. Старых людей не обманешь, они, как и маленькие дети, чувствуют тебя насквозь. И мне достаточно их искренних благодарных слов, большего не надо. Когда ты отдаешь, не стоит об этом помнить. Люди сами сохранят твое имя в памяти. Говорят, полжизни человек работает на имя, потом имя — на него.

Чтобы не спрашивали: где это Киров?

По сути, любой бизнесмен сегодня — меценат: если создал хотя бы одно рабочее место — дал возможность прожить одной семье. Я, например, понимаю, что мне не добавят финансов ни охотничьи угодья, ни теннис, которыми я занимаюсь в Кировской области. Но они дают людям рабочие места и развивают регион.

Чтобы охота в нашей стране стала бизнесом, должно пройти не меньше 20 лет совместной работы: развития лесных хозяйств, разведения живности, поддержки егерей, поставок сопутствующих товаров. В Америке, к примеру, охота — это мощная составляющая турбизнеса, которая приносит доход в миллиарды долларов. В России же охотничьи угодья — это только вложения, добрая воля бизнеса, меценатство, если хотите.

Также и в спорте. Спорт финансируется частными компаниями — такова практика во всем мире. Школа тенниса в Кирове — это моя мечта, но мало построить площадку. Надо пригласить специалистов, которые смогли бы вырастить не одно поколение мастеров. Их работу нужно оплачивать, обеспечивать жильем — это то же меценатство. Хочу сделать так, чтобы не возникало вопросов типа: а где это Киров? И разве там есть теннис?

Нам необходимо изучить опыт западных стран: если там система благотворительности и спонсорства успешно работает веками, так почему бы ее не повторить? В России институт меценатства только восстанавливается и при этом важно не забывать об общечеловеческих ценностях. Я говорю своим детям: финансы и должность не дают человеку право взлететь. Только добрые дела окрыляют.

Комментарии

comments powered by HyperComments