За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя

Колумнисты

Айвар Деветьяров

Попрошу не оскорб**ть

Российские власти решили искоренить мат. В начале в СМИ, потом в спектаклях и кино. Для личного использования пока оставили. Но что будет дальше?

8 апреля Владимир Путин подписал Закон о введении административной ответственности за мат в СМИ. Согласно новому закону, в России установлена административная ответственность за изготовление и распространение материалов СМИ, содержащих нецензурную брань.

Так, законом предусматривается штраф в размере от 2 тыс. до 3 тыс. рублей для граждан от 5 тыс. до 20 тыс. руб. для должностных лиц и от 20 тыс. до 200 тыс. рублей для юридических лиц.

Ещё во время обсуждения законопроект подвергли резкой критике за размытость некоторых норм. Депутаты, в частности, не стали определять список слов, которые автоматически попадут под запрет. Устанавливать присутствие «матерщины» в СМИ будут профессиональные филологи.

Перед окончательным чтением законопроекта в Госдуме заместитель секретаря генсовета «Единой России», вице-спикер нижней палаты Сергей Железняк рассказал журналистам тонкости применения нового закона.

«Если «запикано» полностью — оснований привлекать к ответственности нет, угадать слово, которое не прозвучало, невозможно. Если же «запикана» часть нецензурного выражения, то это уже эксперты будут определять», — пояснил депутат во время пресс-конференции.

Одно утешенье — в Госдуме пока не обсуждают вопросы регулирования мата в социальных сетях. Хотя, на мой взгляд, это вопрос времени.

Однако на СМИ власти решили не останавливаться. Дальше — больше. Госдума приняла в первом чтении закон, который оставит россиянам русский мат только для личного пользования: нецензурная брань в кино, книгах и на сцене будет наказываться большими штрафами.

В законопроекте, который внёс депутат от «Единой России», глава предвыборного штаба Владимира Путина и кинорежиссёр Станислав Говорухин, предлагается штрафовать за «нецензурную брань» на телевидении, в кино, в книгах, в любой печатной периодике, а также на «театрально-зрелищных, культурно-просветительных и зрелищно-развлекательных мероприятиях».

Простых граждан Говорухин предлагает штрафовать на сумму до 2,5 тыс. рублей, должностных лиц — на сумму до 5 тыс., организации будут платить за то, что власти сочтут «бранью», 40-50 тыс. руб.

«Я не хочу делать рекламу, но это я встречаю постоянно везде: и на эстраде, и в театре, и кинематографе. Про литературу уже и говорить нечего: есть такие писатели, что без мата вообще не могут», — ответил Станислав Говорухин на вопрос, где он сталкивается с потоками нецензурщины, требующими специального закона.

Сам Говорухин признался, что идея запретить мат в кино и литературе у него родилась на одном из последних фестивалей «Кинотавр»: «Показывали довольно приличный фильм, остроумный. И вдруг я услышал такой омерзительный мат и не в качестве фразы, а целый монолог».

Такого мата известный режиссёр Говорухин, по его признанию, не слышал никогда — ни во времена своего «барачного детства», ни в геологических экспедициях.

Саму же ситуацию с употреблением нецензурной брани в современном искусстве депутат назвал катастрофической. «Вы скажете, а где же свобода слова? Но нравственное ограничение и есть суть свободы в обществе, и без такой цензуры не живёт ни одно уважающее себя государство», — заметил Говорухин.

Современные книги с матерной бранью депутаты предложили продавать как порнографическую — со знаком «18+» и в целлофановой обертке. А вот всемирно известных классиков русской литературы, не гнушавшихся матерщиной в своих произведениях, трогать не будут. «Уже давно появились слова, которые стали литературными, а в спорных случаях будет действовать экспертиза, порядок которой обозначен в законе о защите детей от вредной информации», — пояснил Говорухин.

Гораздо больше не повезёт фильмам с крепким словцом. Таким произведениям, как следует из проекта, будут отказывать в прокатном удостоверении и запрещать называться национальными.

Впрочем, ко второму чтению депутаты могут отказаться от этой идеи под нажимом правительства. В своём отзыве на документ чиновники указали, что нецензурная брань не может считаться основанием для отказа в выдаче удостоверения, если она являлась частью художественного замысла.

При этом в ходе обсуждения так и не была затронута тема существенного противоречия между уже подписанным президентом законом, и тем, что сейчас находится на рассмотрении. Первый устанавливает штрафы за мат в СМИ в четыре раза более высокие, чем второй. Как будут выходить из этой правовой коллизии депутаты пока не ясно.

Всё это пугает. Я люблю русский мат. Он — часть нашей культуры, часть нас самих. Он древнее, чем Государственная дума и «Единая Россия». Он — неотъемлемая часть русского языка. Он — оружие. Мощнее русского мата нет ни у одного народа. Это факт.

Мне хотелось бы привести пример небольшого исследования. Американские учёные, проанализировав статистику боев с японцами во Второй мировой войне, обнаружили, что, несмотря на равенство сил, войска США побеждали чаще. Причину нашли в длине слов английского и японского языков. В английском языке средняя длина слова составляет пять букв, а в японском — тринадцать. То есть пока японцы ещё ставили боевую задачу, американцы уже начинали стрелять. После этого в американской армии был введён обычай давать короткие названия (клички) как своей боевой технике, так и технике противника.

Когда эта информация дошла до русских, то они вычислили среднюю длину слова в русском языке, которая оказалась равной семи буквам. Однако проведённые полевые исследования показали: в процессе управления боем командир автоматически переходит на мат и информативность речи возрастает в два-три раза.

Русский мат — это меч на привязи. Для нас это защита, средство спасения и орудие поражения в трудную минуту. Но никто не машет мечом, пока в этом нет необходимости. Поэтому и матом не стоит сорить просто так. Это уже кощунство.

В самом мате действительно есть болезни. Есть бездумное и ненужное применение не к месту и не ко времени.

Но в целом, это лингвистический саморегулируемый процесс, и никакой депутат его проконтролировать не сможет, должно существовать внутреннее ограничение.

Фото с сайта: www.kontcy.ru

Комментарии

Марина Блинова
Марина Блинова 21 апр. 2013 в 14:24 #6
Лучше и не скажешь! Прилепин, как всегда, в точку:
"Госдуму не удержишь за узду"
Они нас научат как матом ругаться.

Они спасут нашу совесть, нашу речь. Свою они уже не спасли.

Медноголосые патриоты, консерваторы, «единороссы» и сочувствующие очень серьёзно обсуждают, насколько сильно мы нуждаемся в запрете нецензурной брани.

У меня давно уже нет телевидения в доме, радио я тоже не слушаю, но там что, действительно кто-то ругается матом?

Я встречал табуированную лексику в книгах. Это разные книги, чаще всего очень хорошие -впрочем, плохие я стараюсь не читать.

Ну, вы знаете все эти имена.

У Пушкина Александра Сергеевича очень много табуированность лексики, и далеко не только у раннего.

Наверное, он хуже законотворцев разбирался в языке, когда в классическом стихотворении «Телега жизни» писал: «С утра садимся мы в телегу; /

Мы рады голову сломать / И, презирая лень и негу, / Кричим: пошел!.. ******* ****».

...дальше сами догадайтесь.

Нецензурная брань есть у Сергея Есенина.

В каждом томе «Тихого Дона» есть несколько матерных слов.

И в романе «Прокляты и убиты» Виктора Астафьева они тоже есть.

Только не надо говорить, что «классики не этим нам дороги». Потому что сначала «не этим», затем «не тем», потом выяснится, что Дубровский призывает к бунту, «Герой нашего времени» к блуду, «Казаки» Толстого недостаточно политкорректны, а его же «Хаджи-Мурат» оправдывает терроризм.

Принимающим законы все эти сочинители вообще ничем не дороги, потому что они их не читают.

А тем, кто их читает — они дороги всем. Там всякое слово стоит на своём месте, и не лезьте своими глупыми руками к этим словам.

Я безусловный противник огульного использования нецензурной брани. Никому из нас это чести не делает.

Но есть такая штука, которая называется «искусство». Искусство всегда работает на опасных территориях. Бывает так, что, расширяя пространство воздействия, оно преодолевает те или иные табу.

«Гаргантюа и Пантагрюэль» Рабле вслух читать детям не стоит. Зато депутатам как раз надо бы эту книжку почитать, прямо на заседании —там про них много сказано.

«Приключения Гулливера» в неадаптированном виде — тоже детям в руки не дашь. Опять же потому, что там тоже слишком много понаписано про наших депутатов.

Русские народные сказки - это просто тихий ужас. Многие пословицы, поговорки и частушки — тоже.

«Мне сегодня между ног / как-то очень весело. / Это милка мне на х** / Бубенцы навесила!»

Вся Госдума вместе одной такой частушки не сочинит.

Зато про саму Госдуму уже частушки сочинили, заранее — русский народ прозорлив: «Машинисту поезда / Ночью снилася пи**а / То и впрямь была пи**а /Для всего для поезда».

«Этот поезд в огне», пел в своё время Борис Гребенщиков, как ни странно, по тому же поводу.

Страшно представить, что снится многим половым извращенцам всех мастей, единогласным зомби с кроличьими глазами, пока они принимают свои законы.

Пошлость страшнее матерной брани.

Когда Есенин в своём классическом стихотворении «Исповедь хулигана» писал: «...мне сегодня хочется очень из окошка луну обосc...ть», - он бичевал пошлость. Матерное слово в руках поэта - это плеть.

«Вам ли, любящим баб да блюда жизнь продавать в угоду? Я лучше в баре бл..ям буду подавать ананасовую воду», - это Маяковский. Это надо написать огромными буквами на транспаранте и развернуть возле Госдумы.

Государственная Дума РФ не знает разницы между нецензурной бранью и пошлостью.

Потому что она сама - пошлость.

Она не чувствует свой запах, она не в состоянии рассмотреть своего отражения в зеркале.

Ханжество людей, ворующих и вывозящих из страны миллиарды, презирающих тот самый народ, во имя которого они принимают свои законы, убивает.

Новый закон - он что, запретит программы Малахова? Нет, зачем же, там не ругаются матом. Там просто подсматривают в замочную скважину и планомерное убивают человеческое достоинство.

Закон не тронет шоу экстрасенсов — нет причины. Не погубит ни один бредовый сериал. Не коснётся прочего рвотного телевизионного мракобесия — а зачем?

Зато в фильме Киры Муратовой есть нецензурная брань, вот его нам не надо. Муратова не Муратова, а духовность нашуне тронь.

Новый закон позволит завернуть в целлофан книги Лимонова и книги Пелевина. Книгу «Господин Гексоген» Александра Проханова и книгу «ЖД» Дмитрия Быкова.

Я знаю голоса тех, кто скажет: а нам этого и не надо, мы и без этого проживём: Лимонов, Муратова, Тарантино, Генри Миллер, Чарльз Буковски — кто эти люди, к чёрту их.

Проживёте, и ладно, я ж не с вами разговариваю.

В целлофан нужно будет завернуть песни Егора Летова.

Он как раз вопил о том, что пошлость обступает, норовит сесть на грудь и задушить.

Зато глубокомысленные песни Валерия Леонтьева и всей младой поп-скок нечисти, раскрашенных двуполых очаровашек, — не нужно заворачивать в целлофан, там всё в порядке.

За немое «Немое кино» Бориса Гребенщикова могу оштрафовать. «Машнин Бэнд» можно издавать только подпольно. Ноггано должен исчезнуть как вид. «Запрещённые барабанщики» никогда не споют прекрасную строчку про то, что «...мы вам покажем Бородино, и Жана, бл., Поля, бл., Бельмандо».

Но ничего не случится с Михайловым Стасом, и даже со всем контентом «Радио Шансон»: на «Радио Шансон» не ругаются матом, потому что это не по понятиям.

Госдума делает вид, что она живёт по понятиям. Хотя на самом деле она давно живёт по беспределу.

Противоядие всему этому можно искать только в самой культуре — в том пространстве, где пошлости места нет.

«Жизнь, как коня, держи за узду, / не охай и не ахай. / Если тебя посылают в п***у, / посылай всех на х*й».

Это Сергей Есенин, из стихов «на случай».

Вот как раз подходящий случай подвернулся.

Услышали, куда вам идти? Следуйте.
shatunov
Александр Шатунов 19 апр. 2013 в 12:36 #5
Александр
Боязнь мата – паранойя. Это бытовой язык, вернее, его часть, которая так же неотъемлема, как и балалайка с матрешкой. А то, что приняли закон – показуха, не более. За нецензурную брань всегда существовало наказание, нового никто ничего не придумал. Защита детьми в этом случае ни больше ни меньше фарс. Я с ранних лет (а они проходили в советское время, когда была цензура) знал гадкие слова. И знаю доподлинно, что мой младший (ему 5) тоже изрядно осведомлен. Вопрос: откуда? Кино? Нет. Книги? Тоже нет. Интернет? Отчасти… Мы с мамой тоже друг друга по матушке не посылаем. Тогда откуда? Ответ, на мой взглад, очевиден: мы все впитываем этот язык из ЖИЗНИ. И как бы мы не запрещали и не резали фильмы и книги, рано или поздно ребенок услышит, какими словами пользуется сосед с товарищами, затаскивая пианино на 8-й этаж. А не услышит от соседа – придет на завод, в ту же армию… Или там можно? Так вот, наша главная задача – не вырезать слова из песни, а воспитывать в детях правильное восприятие, чувство вкуса, собственного достоинства и уважения к окружающим. Для всего есть время и место, в том числе и для мата.
А Господину Говорухину можно предложить вырезать из его шедевра «Место встречи изменить нельзя» следующие сцены, чтобы дети не учились плохому:
1. описание способа воровства шуб из гардероба театра, т.к. дети могут научиться воровать;
2. сцену побега Левченко, так как там показано, что из пистолета удобно убивать людей;
3. все сцены, где милиционеры разговаривают с подозреваемыми «на ты», т.к. это противоречит нормам и морали и закона;
4. сцену, где Жеглов подтасовывает улики, подкинув кошелек вору-карманнику Кирпичу;
5. и т.д. и т.п.
Так почему, чтобы спасти нравственность, надо вырезать мат, а не сцены насилия, убийства, воровства? Вопрос…
5208490
Айвар Деветьяров 16 апр. 2013 в 22:05 #4
Алексей, думаю, про культуру - это риторический вопрос.
Тема действительно дискуссионная. От себя замечу, что я ни в коей мере не пропагандирую использование ненормативной лексики. Но я считаю, что вопрос повышения культуры в обществе не должен решаться путём цензуры и запретов, а только с помощью просвещения.
Indifferent
Маргарита 16 апр. 2013 в 13:33 #3
Вот только не надо говорить, что СМИ учат людей мату!!! Все идет из семьи, батенька, из семьи и с улицы... Вы явно считаете, что принятие подобных законов приведет к повышению внутренней культуры целого народа? Похоже, и г-н Говорухин с Вами согласен, забыв о романах Венедикта Ерофеева, Эдуарда Лимонова, Виктора Пелевина и проч. В длительную эпоху реформ, не имея хоть сколько-нибудь стройной системы национальной идеологии, глупо пытаться запретить человеку то, что запретить вообще невозможно. Культура напрямую зависит от внутреннего достоинства человека, который при современных нищенском уровне жизни, коррупции и дураках у большинства, к сожалению, находится в зачаточном состоянии.
Alex
Алексей Геннадьевич 16 апр. 2013 в 10:28 #2
Употребление в речи ненормативной лексики - это проявление неуважения к окружающим! Молодежь впитывает мат с песнями, слышат его в телевизоре, на улице, читают в газетах, считая употребление матерных слов нормой, разве это культура? Знаете ли вы, Айвар, что такое культура?
Марина Блинова
Марина Блинова 15 апр. 2013 в 22:15 #1
Свежо предание... мне кажется, все это будет очередной "галочкой" - приняли закон, и дело сделано. Прошлым летом уже прошла вереница подобных мероприятий: о клевете, о защите детей от информации и т.п. А что толку? Покричат-покричат, на том все и закончится. потому не переживаю особо, что мат вмиг пропадет. Кому надо, и без закона поговорят и напишут.
comments powered by HyperComments