За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя

Колумнисты

Федяев Валерий Иванович

Валерий Федяев: Город под землей

Несколько раз сгорал до тла


На днях я вернулся из Санкт-Петербурга, где работал над изучением архивных рукописей М.П. Грязнова по городу Хлынову в Рукописном отделе архива ИИМК РАН, — Валерий Федяев, директор ТД «Лонда».

Материалов привез очень много (некоторые из них требуют расшифровки, какие-то нужно просто переосмыслить), но хочу предложить вашему вниманию одну из его рукописей под названием «Город под землей». Дата написания статьи на листах не значится, но, следуя его биографии, можно предположить, что это период между 1933 и 1937 годами.


«В городе Кирове сейчас прокладывается новый водопровод. И вот, в канавке, прорытой вдоль улицы Дрелевского, в том месте, где она пересекает Ленинскую (ул. Ленина — прим. ФВИ), на глубине более 2-х метров обнаружилась старинная деревянная мостовая.

Эта находка служит напоминанием нам о древнем городе Хлынове — так в старину назывался наш город Киров.

Более 200 лет назад город Хлынов был в несколько раз меньше современного Кирова. Улицы его кривые, тесные и грязные расположены были в беспорядке (по Тинскому совсем другое понимание — прим. ФВИ) и расходились по радиусам в разные стороны от торговой площади, занимавшей тогда, пожалуй, половину нынешней площади первых кварталов улиц Дрелевского и Ст. Халтурина.

На остатки одной из этих улиц и натолкнулись рабочие, прокладывая новый водопровод. Канавой они прорезали бревенчатый настил старой Копанской улицы (речь скорее всего идет о Старой Никитской улице — прим. ФВИ), которая шла от торговой площади к Никитскому проезду (к Никитской башне — прим. ФВИ) в крепостной стене, окружавшей город с трех сторон (почему трех??? — прим. ФВИ).

Непролазная грязь хлыновских улиц особенно обильна была в районе торговой площади и прилегающих к ней улиц, расположенных в сырой болотистой местности. Там, где обнаружена мостовая, протекал когда-то ручеек, называвшийся Епихов поток (эта информация мне была неизвестна — прим. ФВИ). Близ этого ручейка грязи было по-видимому столько много, что даже невзыскательные обитатели города Хлынова не могли с ней мириться и вынуждены были замостить этот участок улицы настилом из бревен. (Какое пренебрежительное отношение к хлыновчанам... — прим. ФВИ).

Старый город Хлынов, представлявший собой беспорядочное нагромождение тесно расположенных между собой деревянных построек, несколько раз в XVII и XVII веках (использую дословное написание автора, скорее всего речь идет о 17-18 веках... — прим. ФВИ) сгорал почти до тла. После пожаров он снова отстраивался.

С годами на поверхности его накопились мощные слои земли, местами до 10 и более метров, состоящие из строительного мусора, углей, золы и других остатков пожаров. Больше всего таких отложений накапливалось в оврагах, ямах и на болотистых местах, куда свозили с пожаров весь ненужный материал. Вот почему отрытая на днях древняя мостовая Копанской улицы оказалась глубоко под землей. От Епихова потока, через который была проложена эта мостовая, сейчас не осталось почти и следа. (А так ли??? вспомните проблемы асфальта в районе Старого универмага.. — прим. ФВИ). Через несколько дней мы будем ходить по этим местам по гладкой как пол асфальтированной улице, совсем, быть может, не подозревая, что когда-то здесь была непроходимая грязь и протекал болотный ручеек, что наши предки, не желая окончательно увязнуть в грязи, вынуждены были шагать по настланным поперек улицы стволам бревен или переносить неимоверную тряску, проезжая по этой мостовой на телеге. Архив ИИМК РАН Фонд №91 оп.2 Арх.№ 31 лист 50-51.»


Непознанная города душа


Если исключить ошибки в названии улицы (вместо улицы Ленина — Ленинская), в глаза бросается само отношение автора к описанию города: «Улицы его кривые, тесные и грязные расположены были в беспорядке...»

А что пишет о том же самом А.Г. Тинский: «Ранее планировку древних русских городов считали стихийной, случайной. Вопреки всему, почему же увеличение территории Хлынова в середине 17 века почти вдвое, не изменило характера его первоначального плана? А все потому, что планировка Хлынова, как и других городов, определялась в первую очередь таким фактором, как рельеф местности и окружающий ландшафт. Именно поэтому она органически сливалась с ландшафтом и находилась в гармонии с природой».

Смотрите какое разное видение одних и тех же вещей двумя людьми. А почему? А.Г. Тинский тоже не вятский, родом из Архангельской области и в г. Киров переехал жить только в 1951 году, но он настолько прирос душою к нашему городу, настолько его полюбил, что просто не мог говорить о нем в унизительном отношении. К сожалению, М.П. Грязнову так и не удалось за 4 года познать душу города. Это, конечно, совсем не умаляет его исследований по городу и многие вещи я для себя открыл впервые.

Например, Епихов поток, о котором я раньше даже не слышал, заставляет задумываться о тех процессах, которые происходят и сейчас. Старожилы помнят, что раньше в районе средины квартала ул. Спасской между Ленина и Свободы была бельемойка и водный поток не иссякает скорее всего и сейчас, возможно он просто скрыт от нашего глаза.

Я прекрасно помню, как при строительстве дома №17 по ул. Герцена строители вскрыли водный поток, проходящий через этот участок, и котлован, вырытый под фундамент дома, в течение месяца представлял собой постоянно подпитывающийся бассейн. С трудом удалось его обуздать, замуровав в трубу, и завести в ливневой колодец, находящийся внутри здания по Герцена, 15. Поток этой воды не ослабевает ни зимой, ни летом... — это постоянно действующий «Ниагарский водопад». Вдоль же Оврага Засора таких потоков раньше и сейчас было великое множество.

Во избежание ошибок


«Народ, не знающий или забывший свое прошлое, не имеет будущего» — это изречение, еще до высказывания Ломоносовым, приписывают Платону.

И это в самом деле так. Не зная прошлого своей земли, своей родины, на которой мы родились и живем, мы обречены совершать ошибки в будущем. Тот же Епихов поток, о котором пишет Грязнов... если бы наши проектировщики знали историю этого места, возможно бы и не стали отсыпаться дамбы для квартальной планировки улиц, а были бы возведены мосты, позволяющие спокойно отводить воду с высоких мест города, … может быть и не было бы постоянных проблем со вздутием асфальтового покрытия в районе Старого универмага? Возможно, администрация города, не один раз сначала подумает, прежде чем начинать застройку Оврага Засора? Нарушение естественного водоотведения в будущем может привести к серьезным проблемам в исторической части города.

К сожалению, по условиям договора с архивом, я не могу публиковать документы и схемы, копии которых получил там, но даже описательной части достаточно для того, чтобы начать задуматься о том, в каком городе мы хотим жить в будущем.

Привезенные материалы я обрабатываю в порядке очередности и, по мере появления интересных моментов, буду их озвучивать, ведь эта наша общая задача: сохранить в памяти историю становления и развития земли, на которой мы родились, и передать эти знания нашим детям и внукам, а они донесут до своих детей... Возможно тогда память о жизни и достижениях наших предков не оскудеет, а даст новый импульс в дальнейшем развитии. Ведь историю нельзя изучать с средины, ее надо изучать с основы, а это как минимум град Хлынов.



Михаил Грязнов родился в 1902 году в г. Березов Тобольской губернии в семье инспектора городского училища. Закончил реальное училище в Томске, поступил на естественное отделение физико-математического факультета Томского университета. Летом 1920 года, сплавляясь по Енисею, познакомился с археологом Теплоуховым, проводившем раскопки возле деревни Батени. С этого случайного знакомства для Грязнова началось увлечение археологией.


Под руководством Руденко и Теплоухова он работал в Томском университете, весной 1922 года группа ученых (Грязнов, Теплоухов, Руденко, Шнейдер) переехала в Петроград. Работал в Академии истории материальной культуры. Вел раскопки близ Томска, руководил экспедициями в Южную Сибирь и Казахстан, в 1929 году раскопал скифский курган Пазырык.
29 ноября 1933 года Грязнов был арестован по делу «Российской национальной партии» («Дело славистов»). Он был приговорен к трем годам ссылки в Вятку. После возвращения в Ленинград в 1937 году работал в Эрмитаже. Во время войны Грязнов жил в эвакуации в Свердловске, где защитил кандидатскую и докторскую диссертации.

По окончании войны снова вернулся в Ленинград, работал в Эрмитаже и Институте истории материальной культуры.

22.04.2014г.

Комментарии

comments powered by HyperComments