За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
О вечном

Мой учитель

Мы вспоминаем о них, когда чего-то по-настоящему добиваемся или когда становится невыносимо сложно. Наши учителя. Они не учили нас. Они помогли нам изучить себя.


У нас  с дочкой одна первая учительница

— Память всегда хранит образы самых значимых людей. Среди них и наши учителя, — те, кто открыл нам истину и передал опыт. 
Александр Галицких, заместитель Председателя Правительства Кировской области.

Преклоняюсь ПЕРЕД НЕЙ


— И у меня, и у моей дочери одна первая учительница — Ирина Ивановна Никитина. Так счастливо сложилась судьба. Когда моя дочь пошла в ВГГ, я переманил туда Ирину Ивановну из шестнадцатой школы. И не случайно.
Первые восемь лет я учился в школе №35 г.Кирова. В первом классе нас встретила молодая, очень красивая учительница. Ей достался непростой класс: 36 человек, из которых только 9 девчонок. Мы, как и все дети, очень полюбили свою первую учительницу, считали ее самой лучшей. И для меня это действительно было правдой. Так получилось, что месяца через два, как я пошел в первый класс, у меня умерла мама, и я остался с бабушкой. Значительно позднее я узнал, что Ирина Ивановна, молодая учительница, которая была замужем и сама имела дочку, предлагала моей бабушке усыновить меня. Я не думаю, что каждый учитель способен на такое. Честно говоря, преклоняюсь перед этим человеком.
А потом судьба сводила нас много раз. Когда я работал после института в школе №16, мою родную школу №35 закрыли, и Ирина Ивановна перешла к нам. Я был завучем, а она учителем. Часто бывал у нее на уроках и мог уже профессионально смотреть на нее как на педагога. Признаюсь, она изумляла: я ни разу не слышал, чтобы она повысила голос — спокойная, исключительно доброжелательная, открытая к детям. И при этом она умела воспитывать удивительную работоспособность в учениках. Сколько знаю ее выпусков — эти дети научены учиться.


РВЕТ — В КОРЗИНУ


— Я выхожу из дома утром, и я не хочу идти в школу не хочу на работу. Я подхожу к дверям, с таким ужасом берусь за ручку двери, открываю, вхожу — и все. Я снова у себя дома, в своей стихии, снова работаю. Так говорил Владимир Николаевич Патрушев, физик, заслуженный учитель, директор школы №16. В его школу я попал на практику в первый раз. Директор присмотрелся к практиканту и пригласил меня работать сразу после окончания института. Не сразу срослось — сначала я пошел в армию, а по-сле стал учителем в шестнадцатой школе.
Восхищаюсь этим человеком. Очень строгий, преданный школе абсолютно. Без пятнадцати восемь утра каждый день он уже был на работе. Уходил из школы в 10-11 вечера.
Удивительно смелый человек был. Советские времена — все были зачесаны под одну гребенку. Масса указаний шла из РОНО, из ГорОНО. Я помню, как Патрушев (я был этому свидетелем не один раз) работал с руководящими документами: все, что приходит, он смотрит так: рвет — в корзину, рвет — в корзину.
— Так, а вот это будем делать, это опять в корзину Не верьте всяким глупым указаниям, которые идут сверху. Должен сказать, что это очень застряло в памяти. Сегодня, подписывая какие-то указания и понимая, что они уйдут во многие школы, я невольно задумываюсь: «А стоит эта бумага того, чтобы ее прочитали, или ее бросят в корзину?..»

Ставлю Вам «отлично»

— Любой человек, который достиг в жизни чего-то, сделал это благодаря родителям и учителям.
Тахир Мамедов, гендиректор Группы компании «ПроБизнесКонсалтинг», секретарь Общественной палаты  Кировской области. 

КАК Я СДАВАЛ ИСТОРИЮ ЯЗЫКА


— С большим теплом вспоминаю своего преподавателя Мансура Габдрахмановича. Светлая ему память, его сейчас нет с нами... Он вел французский и историю языка у нас на факультете иностранных языков в пединституте. Сам он знал порядка двадцати языков, блестяще владел итальянским, французским, немецким, английским, испанским и при этом обладал очень изящным прононсом. Он был изумительным переводчиком и переводил не язык, он переда-вал ощущения, эклектику, культуру языка, смысл, содержание, эмоции.
Я еще в институтские годы занимался предпринимательством, и мне надо было раньше сдать экзамен, уехать по делам в другой город. Я подошел, попросил, можно ли сдать досрочно. Он говорит: «Пожалуйста», — и назначил мне удобное время. Предмет — история языка. Сложнейшая наука. Например, ты должен знать, как звучало какое-нибудь французское слово во втором веке до н.э. Любой студент-лингвист понимает, что это такое, а особенно, что такое изучение истории языков романо-германской группы. Ну вот, пришел сдавать экзамен. Не помню, конечно, какой был вопрос, но все они были сложные. Преподаватель послушал меня. Я отвечал, честно говоря, не блестяще. И он сказал:
— Слушай, ты же хочешь «отлично», ты идешь на красный диплом. Но не тянет на «отлично». Я могу поставить другую оценку или приходи потом.
И я сказал, что приду потом. Мне было тогда так стыдно, что с первого раза не получилось, так как получить высший балл для меня было принципиально.
И я часами сидел в Герценке, учил, зубрил, читал дополнительную литературу И вот, во всеоружии сижу перед ним, вдохновленный тем, что я поражу его сейчас своими знаниями. И тут он берет зачетку и ставит «отлично». Я говорю:
— Нет, подождите, спросите меня!
—  Зачем?
—  Ну как?..
—  Зачем? Я знаю, что ты и так на «отлично» ответишь.
Я ушел оттуда с двойными чувствами, я мог столько всего рассказать, а меня не спросили. Мне важен был уже не результат, а то, что я блесну, покажу все, на что способен, тем самым реабилитируюсь. Очень запечатлелся в памяти этот случай. Для преподавателя, наверное, это был рядовой случай, а для меня — особенный.


ГЛАГОЛ ДОБРО ЕСТЬ

—  Был еще один случай, связанный с этим же преподавателем. Как-то Мансур Габдрахманович, работая переводчиком в одной иностранной компании, принимал участие во встрече наших специалистов с предпринимателем из Италии. Один наш сотрудник, объясняя финансовые условия контракта, настолько погрузился в терминологию, что потерял нить высказывания, и его стало сложно понять. И Мансур Габдрахманович остановил его, повернулся и говорит:
— Глагол! Где глагол?! Вы же понимаете, что слово «глагол» имеет несколько значений. Глагол — живое слово. Если нет глагола, речь твоя пуста, непонятна, никчемна. Это слово стало для нас нарицательным. И в нашем коллективе те люди, которые знают про этот случай, понимают, к чему я говорю выражение: «Где глагол?».

Я думал, ты плохо играешь, а ты совсем не умеешь!

— Это меткая фраза учителя заставила меня задуматься о том, на что я способен.
Николай Пасынков, руководитель Отделения Пенсионного фонда России по Кировской области.

ДОБРЫЙ ГЕНИЙ


—  Мой первый учитель — няня. Это был человек, который чтил старинные традиции, и даже имя у нее было старинное — Васса Павловна. Этот человек знал все, что касается природы: где искать грибы, ягоды, в какое время и что нужно заготавливать... Для меня было удивительно, как человек может столько знать обо всем этом? Васса Павловна несла ту настоящую русскую старинную культуру, которая состоит в естественности, цельности человеческой души, личности.




СОРВАЛИ УРОК...

— Позднее, в школьные годы, в моей судьбе появился еще один знаковый человек. Это была целая история... Урок военного дела. Почему-то не пришел преподаватель, а в класс принесли учебное оружие, и мы стали заниматься всякой ерундой. Кидали штык-нож, делали что-то невероятное,— в общем, класс стоял на ушах. К началу следующего урока никто не был готов. А следующим в расписании был иностранный язык... Мы просто сорвали урок, и Татьяна Николаевна Кропотина, наш классный руководитель, не смогла нас собрать. Ей было страшно обидно, что она пришла заниматься, а класс находится в полном неповиновении.
— Вы очень меня огорчили. Я больше не хочу быть вашим классным руководителем и больше в ваш класс не приду. А сейчас я иду к директору и пишу заявление об уходе, — так сказала всем нам Татьяна Николаевна и закрыла дверь кабинета. Тогда мы начали понимать, что натворили. Девчата пристыдили  нас, и мы все (а главные хулиганы - в первую очередь) пошли просить прощения. Школа была в здании старинной постройки, и рядом был пристрой, где жили учителя, приехавшие на практику либо по распределению. В этом доме жила и наша Татьяна Николаевна, и именно туда мы пришли с повинной. Не знаю, простила ли она нас тогда. Этот случай открыл мне на многое глаза.

Любое действие влечет за собой последствия.

Одно дело сейчас чего-то добиться — потом надо еще за это ответить. И этот воспитательный момент был более важным, чем десять лекций по риторике и этике.

Как появилась «Гринландия»


— Часто даже одна фраза может стать знаковой.
«Я думал, ты плохо играешь, а ты, оказывается, совсем не умеешь!» - говорил другой мой учитель, и в этом — умение не обидно, а точно сказать то, что необходимо ученику в данный момент. Все происходящее в жизни человека случается не само по себе, а приходит к нему через другого человека. И таким человеком чаще всего бывает Учитель. Так, если бы не было моего тренера по лыжам, который, кроме всего прочего, замечательно играл на гитаре и сумел «заразить» этим меня, не было бы на Вятской земле фестиваля «Гринландия». Этот человек, муж Татьяны Николаевны, учил нас всех любить спорт, превозмогать трудности. Вольно или невольно он оказался моим учителем игры на гитаре: он не учил меня, куда ставить пальцы, а просто своим примером показал, что человек может многое в этой жизни и причем всему этому может научиться сам. Здорово, если в жизни любого человека встречается тот, кто умеет больше него, знает больше него и который может об этом задорно, интересно и своевременно рас-сказать, подать пример. Может быть, сейчас этот тренер и не знает, что я являюсь лауреатом различных музыкальных фестивалей, создателем клуба авторской песни в Кирове, автором идеи «Гринландии», сочиняю сам музыку Но первым толчком была встреча с ним. Лыжи оказались не так важны. Мне в этом смысле повезло. Учителей было много, и я надеюсь, что их еще будет немало в моей жизни.

Октябрь 2011

Комментарии

comments powered by HyperComments