За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Поколение Z

Зададим фашистам жару

Что осталось за страницами школьных учебников — современные дети спросили напрямую у ветеранов Великой Отечественной войны.

Как мы дошли до Берлина — Матвей Малышев, ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке, в интервью Артему Матвееву, 14 лет, сыну Дмитрия Матвеева, заместителя Председателя Правительства области

На своих двоих

Артем Матвеев: — Матвей Матвеевич, я читал, что, хотя удар Германии был внезапным, Советский Союз ожидал предательства...

Матвей Малышев: — Командование готовилось к вторжению. Нас, курсантов-пограничников, с Дальнего Востока перебросили на усиление приграничной полосы близ Киева. При этом был странный приказ: в случае применения оружия строго следить, чтобы пули не ложились на противоположную сторону. Мы рыли траншеи, устанавливали пулеметы, строили доты, подтягивались танковые войска. Разве такую мощь сломишь? — искренне верили мы.

Артем Матвеев: — Противник тоже готовился к битве? Германия же хотела весь мир захватить!

Матвей Малышев: — Немцы ходили самодовольные. В развалочку, с засученными рукавами летних рубашек, словно на отдых приехали.

Артем Матвеев: — Мне кажется, простые люди не верили, что все происходит всерьез, к войне можно готовиться физически — собирать армию, но морально нельзя. Пришлось отступать, потому что убивать и завоевывать мы не хотели? Уходить тоже было нелегко?

Матвей Малышев: — Ни одна пограничная застава не покинула своих позиций без разрешения. Был строжайший приказ держаться вместе, кто оторвется — дезертир!

Рубежи занимали около рек или оврагов, чтоб хотя бы с одной стороны была надежная защита. Днем оборонялись, ночью, пока немцы спали, отходили дальше, на восток. Но фашисты быстро догоняли: они на мотоциклах, бронетранспортерах, танках, мы — на своих двоих. Автомат был только у начальника заставы и у его зама. У остальных — карабины, 120 патронов и 2 гранаты — вот и все вооружение. Многие погибли во время того отступления. Не хватало рук, чтобы хоронить убитых.

За Сталина!

Артем Матвеев: — Если б я был солдатом, бросился бы в бой с мыслью о родных, о Родине. В советских фильмах солдаты идут в наступление с криком «За Сталина!» Его имя действительно вдохновляло?

Матвей Малышев: — Мы не сомневались, что выгоним немцев. Пусть правительство бежало в Куйбышев, Сталин же в Москве! Значит, будет победа, не войдет враг в столицу!

Артем Матвеев: — Отступление дало время собраться с силами?

Матвей Малышев: — Мы остановились для отпора севернее Сталинграда. Офицеры объявили: «Товарищи солдаты, дальше для вас земли нет».

Наш 27 Хасановский полк, составленный из пограничников, воевавших еще с японцами, наступал от линии Ливны-Елец. Я уже был лейтенантом, замкомандира пулеметной роты, в которой всего 9 орудий.

Машины застревали в заснеженных полях. Пушки, пулеметы тащили на себе. Что нести сил не хватало — бросали прямо в поле. Продуктов не было, снарядов тоже, вши заедали, приходилось брить головы наголо.

Артем Матвеев: — С хорошими товарищами можно все одолеть. На войне успевали заводить дружбу?

Матвей Малышев: — Мы все тогда были как один кулак, никто не делил: ты хохол, ты татарин, ты еврей — одна страна, одна и семья. Офицеры вместе с солдатами рыли окопы и землянки, ели из одного котелка, спали под одной шинелью. У немцев не так. Наверно, потому мы и победили...

Артем Матвеев: — С другой стороны, страшно воевать рядом с близкими людьми — не хочется видеть смерть друзей.

Матвей Малышев: — На войне негде спрятаться. Когда один из братьев погиб, миной разорвало, я долго не писал матери. Но она сама догадалась, уже после войны прочитала у меня на лице. Спросила только: «Которого?» Нас на войне было четверо братьев.

Пол-Европы по-пластунски пропахали

Артем Матвеев: — Люди, которые оказались в оккупации, вынуждены были бежать или работать на немцев?

Матвей Малышев: — Для немцев очень старались полицаи — предатели. Не только ловили своих, живьем сжигали! Это не люди — гады! А сейчас нашу милицию называют полицией. Полицейский нас охраняет — даже звучит нескладно, потому что неправда. Хочу написать письмо Путину, так не должно называть защитников. В Гомеле я застал на площади казнь — шестерых полицаев приговорили к повешению за их бесчинства и издевательства. А сколько эти предатели замучили наших! Когда мы освобождали Белоруссию, удивлялись — ни одного целого дома, только обгорелые развалины да одиноко торчащие печные трубы. Кто так помог немцам?

Артем Матвеев: — Русские солдаты отомстили за своих погибших?

Матвей Малышев: — Мирное население мы не трогали. Хоть они и бежали от нас, словно мы их съедим. Воевали только с солдатами. Прогремел выстрел из-за угла — цель туда из пулемета. Врагов из Берлина мы должны были выбить, но не стариков и детей. С ними нам даже приходилось делить пищу. Тогда, перед победой, нас впервые за все время войны кормили досыта, так что еда оставалась. Вчера еще мы были лютыми врагами, а сегодня немецкие женщины и дети ели из наших солдатских котелков.

Артем Матвеев: — Когда наши войска стали побеждать, американцы присоединились к армии. И сейчас утверждают, что без них мы бы не выиграли войны. Я не верю! Матвей Матвеевич, расскажите, помогали ли американцы?

Матвей Малышев: — Воодушевление той весной было такое, что казалось — дойдем до Ламанша, до Бискайского залива, дайте только приказ! На рассвете нам зачитали обращение военного совета, подписанное Жуковым, — нашему фронту товарищ Сталин доверил первыми вступить в Берлин. Нелегко дался последний рубеж. Но мы его взяли! Это наш солдат вошел в фашистское логово победителем, а не американцы. Те подоспели, когда надо было уже собирать урожай. Обещали задать фашистам жару — исполнили!

*Журнал «Бизнес Класс» благодарит за помощь в организации встреч Кировский физико-математический лицей.

08.05.2015

Май 2015/ №05 (78)

Комментарии

comments powered by HyperComments