За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Поколение Z

Жестче, чем в армии

Николай и Федор Шаклеины


Папа: Константин Шаклеин, главный врач Научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского (Москва).

Мама: Альмира Шаклеина, домохозяйка.

Дедушка: Николай Шаклеин, экс-губернатор Кировской области, директор института (филиала) МГЮА в Кирове.

Дедушка: Салават Ахсянов, глава службы безопасности банка «АК БАРС» (Москва).

 

— От цивилизации нужно отдыхать время от времени, — Коля и Федя Шаклеины, 14 и 11 лет

Кто не работает?


Ф: — Дед на каникулах взялся за наше воспитание. У него не забалуешь: хочет вырастить из нас советских людей, трудящихся. Но мы на его норму труда пока не очень тянем — он с 6 лет работал в колхозе, до сих пор встает ни свет ни заря, весь день что-то пилит, строит, колотит. Современные люди не такие.
К: — Потому что цели разные: в СССР стремились «достичь вершины счастья дорогой мира и труда». А теперь у большинства одна забота — заработать денег, на остальное плевать.
Ф: — Государство вместо того, чтобы направить деньги в детдома, подарило всем олимпийцам мерседесы. Хотя половина тех спортсменов даже водить не умеют.
К: — Я предлагаю, капиталы из частной собственности передать на создание государственных предприятий, колхозов. И рабочий день увеличить до 12 часов, чтоб меньше времени на пиво и компьютер оставалось.


Рембо против рексов


К: — Мама пугает: будешь лениться, станешь дворником. Урок не сделал, по теме не готов, предмет не знаешь, ЕГЭ не сдал — катись подальше. Это для нее пример самой страшной судьбы: встретишься на улице с одноклассником — он крутой бизнесмен, а ты асфальт подметаешь...
Ф: — Я хочу стать вертолетчиком — самая опасная профессия. У него меньше шансов выжить в войне, чем у летчика: основной боевой вертолет в России Ми-24 летит со скоростью примерно 160 км/ч, самолет МиГ-31 — около 1100 км/ч — кого проще сбить? Более того, при ведении огня вертолет зависает в воздухе. Если пилот вовремя не заметит, что он на прицеле — пиши пропало.
К: — Военные специальности всегда актуальны. Глупо думать, что современное сражение — это на кнопки нажимать. Ядерные ракеты пускать никто не станет — самоубийство. Если и будут, то только локальные конфликты, некрупные города, типа Кирова, не пострадают. Но лучше перестраховаться: при наличии военной подготовки шансы выжить в войне возрастают на 30%. Поэтому я каждый год езжу на полевые сборы вместе с патриотическим клубом. Это своеобразный переводной экзамен, допускаются только самые крутые — «рексы»! Месяц живем в палатках посреди леса. Похудел из-за этого на 5 кг. Развлечение типа армии, только жестче. Обычному человеку и не снилось: упал в грязь, отжался, потом марш-бросок по жаре на несколько километров, вернулся в лагерь, взял ведра и за водой для обеда. Реальность не похожа на американские боевики про крутых парней, где герой только и делает что в одиночку штабелями укладывает «беспомощных» русских. В действительности даже два наших человека, но максимально организованных, справятся с любым рембо.


Что ты в нем нашла?


Ф: — Девочкам нравятся военные, но брат не пользуется своим положением, стеснительный очень.
К: — А зачем с ними связываться? Накрашенные, все в стразиках, татуировки набьют — фу! А если еще пьют или курят — бежать от таких без оглядки. Подросткам кажется, что так они выглядят взрослее. Но надо же думать о последствиях — рак легких, фиброз печени... Привыкание может начаться и с одного раза. Потом не бросишь. Настоящий мужчина не может себе позволить быть зависимым, даже от «удовольствия».
Ф: — Я пиво пробовал — такая горечь! Что в нем находят? Этих взрослых не поймешь!


Читайте также: Дедушка — директор по майонезам и кетчупам



08.09.2014
Сентябрь 2014 / № 09 (70)

Комментарии

comments powered by HyperComments