За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Путеводитель

Байки на байке

Дорога в пустыне лучше нашего шоссе, — Иван Пенкин, учредитель ООО «Масла и смазки».

Касабланка. Арабы штурмуют Зимний


— В субботу вечером в Москве перед утренним вылетом я вдруг обнаружил: не могу снять деньги с кредитной карты — приключения начались. Ночью поехал в отделение банка — разбирался на месте. В итоге все разрешилось в мою пользу, но выспаться предстояло всего за три часа.
И вот я в аэропорту Касабланки. Не передать, как сильно переживал за сохранность своего мотоцикла: пришлось оставить его на паркинге аэропорта семь месяцев назад, после одного из путешествий.
Но все опасения оказались напрасны: байк стоял на том же месте, правда, весь в пыли и грязи. За время, что меня не было, каждый из охранников железного коня счел своим долгом покрутить все его ручки и механизмы. Включив зажигание, я не увидел даже тусклого света лампочки...
В полпятого утра, как и планировал, выехал из гостиницы и взял курс на Рабат, в посольство Мавритании, чтобы получить визу. Дорога заняла чуть меньше часа, и я, с трудом отыскав здание, в половине седьмого стоял у закрытой двери. Позже приезжать было нельзя — записавшись в очередь, я был уже в конце первой десятки. К девяти часам у ворот посольства было уже человек двести, и я был рад, что приехал раньше других. Но все пошло кувырком, когда открыли двери: эта толпа, в основном из арабов ломанулась в посольство, как матросы на штурм Зимнего...


Мавритания. Из «апельсиновой страны» — в бедность


Дорога пролегала по пустыне. Трасса в песках — кому расскажешь, не поверят: асфальт идеальный. На марокканской таможне с меня содрали 150 долларов, потому что просрочил один месяц с вывозом мотоцикла из страны.

Таможенники требовали у меня деньги, а я притворялся, что не понимаю по-французски, и разводил руками.

В итоге они привели своего англоязычного начальника, который мне объяснял, чего от меня хотят. Как я ни торговался, все было бесполезно: мне сказали, что коррупции у них нет, и выписали квитанцию.
На первый взгляд, Мавритания очень грязная: везде мусор и старые прогнившие машины. Заехав в город, сразу увидел различия двух стран — Марокко и Мавритании: нищета на улицах, все вокруг серое, прохожие плохо одеты. Проехав почти весь город, так и не увидел гостиницы: только рестораны в сарайчиках, похожих на дровяные. Кое-как нашел ночлег и сел писать отчет. Завтра до Нуакшота, столицы Мавритании, 470 км.


Дакар. Мотобратство


Въезд в Дакар показался похожим на московский: километров за 30 начиналась пробка. В городе встретил парня на таком же Suzuki, как у меня, и мы разговорились. Его звали Барсело. Он очень удивился, что я доехал из России на мотоцикле. Катаясь по узким улицам центра Дакара в поисках ночлега для меня, мы заехали в три гостиницы. Мест нигде не было, я чувствовал себя неловко: Барсело потратил на меня часа полтора своего времени.
Что двигало этим парнем, предложившим мне бескорыстную помощь? Скорее всего, просто чувство «мотобратства» без расчета на выгоду, желание помочь уставшему чужеземному путнику. Мы с ним крепко пожали руки на прощание. Навсегда запомню этого большого улыбчивого сенегальца.
Утром меня встретил таксист, и мы поехали в посольство Буркина-Фасо. В дверях появился вчерашний атташе, узнал меня и пригласил в свой кабинет. Подробно рассказал ему, что путешествую на мотоцикле из России в Южную Африку и попутно пишу книгу о своих приключениях, стараюсь описать людей, которые помогли в дороге. Упомянул даже, что мой отец пятьдесят лет назад побывал в их стране и до сих пор не может забыть гостеприимство и обычаи. В общем, я проявил все свое красноречие и был вознагражден — визу поставили всего за пятнадцать минут.
Офицер лет шестидесяти на погранпереходе на чисто русском языке спросил: «Как твои дела, товарищ?». Я уже было обрадовался земляку, но, к сожалению, больше он ничего по-русски не знал...
На границе с Бенином было еще веселее: полицейский быстро поставил штамп в паспорт и отправил меня к таможенникам. Но офицера не оказалось на месте, а без него не могли оформить пропуск. И чтобы я, дорогой гость, не скучал, таможенники усадили на стул, встали вокруг и начали петь песни на своем языке. Это было потрясное зрелище! Пришедший вскоре офицер петь не стал, а быстро оформил документы и пожелал счастливого пути.


Нигерия. Разруха, грязь, толпа


Первое, что бросилось в глаза при въезде в страну, — куча людей, снующих по дороге, а на обочинах — огромное количество сожженных и разграбленных машин: все буквально усеяно этим автохламом. Понял, что попал в самую худшую из стран, где мне довелось побывать. Каждые пятьсот метров — полицейский кордон, причем его пикапчики развернуты кузовами к дороге: стоит солдат с установкой крупнокалиберного пулемета, у остальных — автоматы. Видимо, здесь действительно опасно: пока один проверяет документы, другой направляет на тебя ствол Калашникова. Бесполезно было просить их сфотографироваться, хотя кадры получились бы неплохие.


Камерун. Матрешка за тотем


При въезде в Камерун почувствовал себя, как дома: в семейном отеле накормили простым ужином, поиграл с веселой и шустрой дочкой хозяев. У меня оставалась одна матрешка из России, которую берег для особого случая, — подарил ее девочке. В ответ на мой презент ее отец принес две маски из дерева, сделанные собственноручно.


Дорога домой


Подводя итоги первой части моей поездки, могу с гордостью сказать, что проехал девять стран — 8250 километров за месяц, получив восемь виз. Мой мотоцикл нуждается в незначительном ремонте, а я с нетерпением спешу домой к своей семье, по которой сильно скучал все это время.

15.09.2014
Сентябрь 2014 / № 09 (70)

Комментарии

comments powered by HyperComments