За месяц сайт посмотрели 5 782 посетителя
Увлечения

Олег Валенчук: «Гринландия» заведомо убыточный проект»


Олег Валенчук

организатор фестиваля «Гринландия», депутат государственной думы

Кому нужны музыкальные «палаточные лагеря» и можно ли на них заработать — организаторы прошедших в июле фестивалей «Нашествие» и «Гринландия» в эксклюзивном интервью журналу «Бизнес Класс»

Фестиваль авторской песни «Гринландия»

Дата создания:  1986 г.
Место:  с. Башарово, Кировская область.
Масштаб:  до 140000 зрителей.
Цена билета:  с авто — 100 руб., с человека — 50 руб.


   Отбросив лишний пафос, признайтесь, зачем создавался фестиваль: для чего, для кого?

— Когда фестиваль только зарождался, никто не думал, что он станет региональным брендом — тогда и слов-то таких не было. Но мы действительно хотели, чтобы Вятку воспринимали не только как место ссылки. И сегодня «Гринландия» — своеобразная визитная карточка нашей области, праздник для ценителей авторской песни со всей России. Согласитесь, неплохо, если нас воспринимают как неисправимых романтиков, чьи мечты воплощаются в жизнь.

Но «Гринландия» — это не только три дня в году, это еще и всероссийский заочный конкурс, раскрутка новых имен. Многим ли исполнителям удавалось выступить со сцены главного концертного зала страны — в Кремлевском дворце? В декабре прошлого года лауреатам «Гринландии» это оказалось под силу.

Те, для кого фестиваль всегда был лишь поводом выпить на природе, постепенно меняют или образ жизни, или место отдыха


   На какой пример ориентировались, когда загорелись идеей?

— В 80-х годах фестивалей было совсем немного, на слуху лишь один — «Грушинка», где побывали наши ребята из клуба авторской песни и вернулись окрыленные желанием создать что-то подобное на Вятке. Идею поддержали, с тех пор от десятков участников и сотен зрителей первого мероприятия мы пришли к тысячам участников и десяткам тысяч зрителей, которые собираются в Башарово. Многие авторитетные исполнители признают, что «Гринландия» сегодня уже обошла «Грушу».

Что считаете главным достижением за всю историю фестиваля?

— С каждым годом на фестивальной поляне видим все больше детей, приезжают даже с грудными малышами. И это правильно — приобщаться к хорошей музыке лучше с детства.

В чем идея все же «извратилась», чего так и не удалось достичь?

— Мы с самого начала хотели сделать фестиваль безалкогольным, запретили торговлю даже пивом. Но полностью исключить спиртные напитки на поляне пока не удалось. Но даже самые ярые скептики отмечают, что атмосфера «Гринландии» становится более здоровой и творческой. А те, для кого фестиваль всегда был лишь поводом выпить на природе, постепенно меняют или образ жизни, или место отдыха.


   Сейчас фестиваль, в первую очередь — это культура, политика, бизнес, досуг?

— Наш фестиваль — это точно не политика и не бизнес. Если кто-то увидит на нем назойливую пропаганду любой партии — сообщите мне, во время «Гринландии» я всегда на поляне. Но собираться вместе тем, кого объединяют общие интересы, в том числе и партийные, запрещать никто не будет. Главное на «Гринландии» — это культура и семейный досуг: свобода от пошлости и отсутствие нудных нравоучений.

Кто зарабатывает на нем? Кто должен и кто мог бы?

— Стратегических прибылей на фестивале нет, дивиденды исключительно моральные. Мы никогда не хотели на нем заработать, для организаторов это заведомо убыточный проект. При этом за всю историю «Гринландии» на нее не было потрачено ни одного рубля из регионального бюджета. Хотя выйти на рентабельность легко — достаточно принять спонсорское предложение одной из пивных компаний и разрешить ей торговлю. Но для меня ежегодная традиция выбора юной принцессы Ассоль и пиво никак не сочетаются...

Насколько вложения адекватны и окупаемы?

— Меня до сих пор коробят термины «рентабельность медицинских услуг» или «товарооборот храма»... Так и «Гринландию» одним рыночным аршином — рублем — нельзя мерить. Вечные ценности не должны продаваться и покупаться. А «спасибо», которое мне часто говорят за фестиваль, дороже денег.

Меня коробят термины «рентабельность медицинских услуг» или «товарооборот храма»


   Что, по-вашему, вообще надо слушателю?

— Авторская песня — своеобразный витамин для души, неплохо бы почаще его принимать.

«Ежегодная деградация фестиваля» — это пустые слухи, обоснованная критика или происки недоброжелателей?

— Критику принимаю и уважаю, но угодить всем точно не в силах. Наиболее объективной считаю оценку тех, кто побывал на разных фестивалях, кто может сравнить. Такие мэтры авторской песни, как Олег Митяев, братья Мищуки, Григорий Гладков, назвали «Гринландию» лучшей в России, в искренности их оценки я не сомневаюсь.

В вопросе будущего фестиваля вы дальнозорки или близоруки?

— Фестиваль будет жить, пока он нужен людям. На ваши советы, поддержку, участие и надеюсь: «Гринландия» — это коллективное творчество. Она уникальна, традиционна, верна своим принципам. Поэтому в ее будущем на долгие годы я уверен!

Читайте также: На «Нашествии» зарабатывают многие — Андрей Матвеев


08.08.2014 г.

Август 2014 / № 08 (69)

Комментарии

comments powered by HyperComments