Путеводитель
Июнь 2013 / №06 (42)

Место встречи с акулами (0+)

— На островах, открытых Джеймсом Куком, морских хищников кормят с руки, — Алексей Пупышев, финансовый директор компании «К-Сервис»

Место встречи с акулами

— На островах, открытых Джеймсом Куком, морских хищников кормят с руки, — Алексей Пупышев, финансовый директор компании «К-Сервис»

Мужчины в юбках

— Увлекшись подводной фотографией и дайвингом, я многое повидал в глубинном мире. Но с акулами нос к носу не сталкивался. Их и поехал искать на острова Фиджи — Вити-Леву и Тавьюни, неподалеку от которых есть рифы Большая Белая стена и Радуга. Австралийцы и американцы называют их мировой столицей голубых кораллов.

Первое, чему удивился, выйдя из самолета, — поющие мужчины в юбках. Так местные жители, повинуясь своей традиции, встречают гостей. В юбках ходят даже полицейские.

Через несколько часов после прилета в город Нанди нам предстояло еще одно перемещение в воздухе — на остров Тавьюни. Полусонные, с женой и сыном мы сели в маленький «кукурузник», расстояние в 320 км пришлось преодолевать достаточно долго — техника не реактивная. Я сидел недалеко от кабины пилотов и видел, как во время взлета им приходилось брать друг друга за руки и давить на рычаг газа сообща.


Промышляли людоедством

Мы поселились недалеко от 180-го меридиана — линии перемены даты, по разные стороны которой местное время отличается на сутки. Отелей на острове немного, все они маленькие. Скорее, это обычные дома с двумя-четырьмя номерами, хозяева живут там же. Принадлежат гостиницы американцам и австралийцам, потому вполне цивилизованны.

Интересно, что еще 100 лет назад жизнь гостей острова подвергалась опасности — местное население промышляло людоедством. Сейчас нравы поменялись. Внешне эти люди напоминают колоритных папуасов. Ходят с большими — метр длиной — секирами (БК. — рубящее холодное оружие, одна из разновидностей боевого топора) и улыбаются всем подряд. Одного такого папуаса (правда, без секиры) мы встретили возле кинотеатра, больше похожего на заколоченный сарай. Мужчина смотрел нам вслед, спрятав руки в ярко-малиновую рубаху…


Нахлебались «побелки»

Пока жена с сыном отдыхали, я нырял. Программа традиционная: два дня погружения — сутки перерыва, и так по кругу. Во время тайм-аутов нанимали машину и катались по острову, купались в водопадах, которых там огромное количество. Однажды заметили маленького краба, который бегал по пляжу и набрасывался на прохожих. Местами на песке встречали остатки скальной породы, уходящие в землю валуны, похожие на грибы после ядерного взрыва. Пейзаж дополнялся почти полным отсутствием людей (остров почти не заселен).

Когда заказывали пешую экскурсию по водопадам, в офисе организатора увидели карту с флажками от гостей. На теле огромной России были отмечены лишь Москва и Петербург. Сейчас к ним добавился флажок и из Кирова…

Вообще, природные пейзажи на Тавьюни напоминают картины из фильма «Властелин колец». Кино снимали неподалеку — в Новой Зеландии. Особенно удивила трава, которая сжимается, когда на нее наступаешь, а потом только уберешь ногу, медленно раскрывается. Защищается, чтобы не растоптали.


Отдельное внимание — растению кава, из корешков которого местные жители делают национальный напиток, обладающий легким наркотическим действием. В один из вечеров хозяева устроили нам ужин с песнями, угостили этой мутной жидкостью, на вкус напоминающей мел, растворенный в воде. После выпитого стакана сердце стало стучать быстрее — ощущения как от кальяна. Больше эту побелку пить не захотелось. А местные другого способа расслабиться не знают — сигареты и алкоголь у них не распространены.

Нам показывали плантации, на которых растет кава. Говорят, владельцы их богаты, а о случаях воровства травы никто не слышал.

Дайвинг без языка

Сложности во время путешествия были, скорее, не у меня, а у сотрудников дайв-центра, через который я попал на экскурсию к акулам. Перед первым погружением его владелец растерялся, указывая на меня: «Он не знает английский, что будем делать?» Но я как смог дал понять, что не пропаду. Собственно, под водой знание языка не пригождается: есть набор унифицированных жестов, единых по всему миру.


Погружались под воду целыми группами, гид по карте приводил нас к местам, где была наиболее интересная для просмотра живность.

Долгожданных акул удалось нормально поснимать уже только на другом острове — Вити-Леву. Они могут и напасть на человека, но все атаки случаются по ошибке. Акула лишь из любопытства пробует жертву на вкус и после этого уплывает.

Русские отличились

На знаменитое шоу кормления нас сопровождал человек в кольчуге и перчатках, с чаном, наполненным головами тунца. Сам себя он величал «папа» — отец акул. Группу дайверов разместили перед камнями и сказали: «Сидите и наслаждайтесь, как в кино». А тем, кто нырял более двух раз, разрешили идти в «центр событий». Я погрузился четыре раза. Взади вставали гиды с пиками: на двух туристов один смотрящий. Если акула приближалась слишком близко, они отпугивали ее наконечниками копий. Орудия пластиковые, так что рыбам никакого вреда не причиняли.

Само кормление проходило в три этапа по десять минут каждый. Чем глубже заныр — тем крупнее акулы. На 30 метрах — огромные бычьи или тупорылые, которые чаще других набрасываются на людей. Это реально монстры. На глубине 10 метров — черноперые и серые рифовые акулы. 5 метров – место встречи с молодняком белоперой породы.

Пока мы снимали, гид брал некрупных акул подмышку и кормил с рук — развлекал туристов. С большими особями на такие эксперименты не решился: кидал еду и сразу убирал руку.

На подводных мероприятиях, как правило, выделяются русские. Они постоянно нарушают негласное правило, по которому под водой ты только зритель, без какого-либо вмешательства в жизнь этого царства. А наши то коралл отломят, то акулу пытаются за хвост схватить, морского конька на свет вытащить или осьминога из убежища палкой достать... Никакой дисциплины ни на Родине, ни за ее пределами.